Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Валентина Рубцова - "вечная студентка"

Актриса и певица Валентина Рубцова

Актриса сериала "Универ" и программы "Большая разница" Валентина Рубцова с самого раннего детства знала: чем больше знаний и навыков в себя вложишь, тем лучше будет результат. Пока что в ее жизни так и происходит.

Рассказывать о себе актриса Валентина Рубцова начала с того, что все же женщины в ее роду - личности незаурядные.

- Например, моя бабушка по происхождению гречанка, ее девичья фамилия Милиди. Но родилась она в Омске, жила в городке Макеевке Донецкой области, работала на труболитейном заводе. А в 1944 году немцы увезли ее в Германию на принудительные работы. Бабушке очень повезло, она в совершенстве владела немецким языком. Рассказывала, как один немец даже предлагал ей руку, сердце и остаться там. Но для бабушки, как для любого советского человека, это было неприемлемо.

В Германию бабушку увезли беременной, поэтому тогда же, в 1944 году, в Кельне родилась моя мама. Место рождения мама всю жизнь скрывала - было страшно. В паспорте у мамы записали, что она родом из Макеевки. Лишь недавно, меньше десяти лет назад, мама получила новый паспорт, где вписан Кельн.

Мамочку воспитывал отчим, совершенно уникальный человек. Умный, талантливый, красивый. Звали его Борис Леонардович Пеэтс - фамилия эстонская. Бабушка его очень любила. После его трагической гибели она больше никого не смогла полюбить. Вспоминала его до конца дней. Дедушка - а я его называю именно так - был режиссером народного театра у нас в городе. Мама принимала участие в его постановках, так что, и у меня наверное с профессией все неслучайно.

- Чем ваши родители занимались?

- Мама где только не работала. Учительницей в школе для глухонемых, на заводе, в милиции. Сейчас уже на пенсии, слава богу. Своего родного отца я видела всего один раз, воспитывал меня отчим, которого я считаю и называю папой. Так вот - папа работал на шахте, как и многие в наших краях. Потом шахту закрыли, и я этому очень радовалась. Потому что работать там было страшно. Помню, как мы каждый вечер не могли заснуть - ждали папу, боялись, вдруг он не вернется. Сейчас у папы с одним из моих братьев и мужем моей сестры свой бизнес.

- Много у вас братьев и сестер?

- Нас было пятеро. Сначала родилась моя старшая сестра Вита, с которой у нас разница почти в 10 лет. Потом старший брат Саша, который погиб. Я-третий ребенок в семье.

После меня родился Максим, потом Денис. Большая семья - это, конечно, очень весело. Между собой драки были, но во дворе мы друг друга защищали. Все знали, что лучше не связываться, иначе будет серьезный отпор. Нам мама говорила: «Вы - семья и должны держаться вместе». Мама у нас героиня, ее даже медалью наградили.

- Обычно дети в многодетных семьях предоставлены сами себе. Как было у вас?

- Мы никогда не были заброшенными или обделенными вниманием. Бабушка, старшие сестра и брат все время заботились о нас. Мы росли в любви. Главнoe. что мне всегда хотелось возвращаться домой. У нас была дружная семья, семейные обеды, ужины, посиделки вечером перед телевизором. Помню, на стол ставилась громадная кастрюля борща, на всех. Ведь понятно, съешь одну тарелку -и захочется добавки. Папа потрясающе готовил. И все с такой любовью. Мама сидела на лавочке с подружками.

Вдруг из окна высовывался папа: «Лелечка. иди покушай! Я картошечку приготовил. - кричал он с 8-го этажа, - и котлетку!» Представляете, что там на лавочке творилось? Они вместе уже 30 лет. Маме в этом году уже 66 исполнилось. Папа ее моложе, ему 53. И они все время вместе - там такая любовь -позавидовать можно. Кстати, они поженились, когда мне было три года. И папа хотел записать меня на свою фамилию. Но мама решила, что и так хорошо. Осталась я единственной Рубцовой в семье. Говорят же, что дочь ищет себе в мужья мужчину, похожую на отца. Я раньше не верила в это, а не так давно убедилась: мой любимый очень похож на моего папу. Так же меня любит и превосходно готовит.

- Тем не менее наверняка вы раньше обычного почувствовали самостоятельность?

- Конечно. Мне было 9 лет, когда у меня появился младший брат. Сестра уже работала, старший брат учился в школе, я училась в средних классах, школу не очень любила, поэтому с маминого разрешения часто оставалась дома следить за малышом. Стирала, готовила, по утрам ходила на молочную кухню за его питанием. Таскала у него творожок, потому что он был вкуснее, чем в магазине. То есть я братика спрашивала: «Хочешь? Нет? Ну и классно». А в школу носила записки от мамы, что «по семейным обстоятельствам Валя пропустила уроки...»

Вообще, в школе у меня проблем не было, родители туда не ходили, даже на родительские собрания. Мама говорила: «Что вы мне будете рассказывать о моих детях? Я о них знаю все!» Только в 11-м классе она на выпускной пришла, а так - ни разу.

- И вы этим не пользовались?

- Однажды прогуляла. Правда, три дня подряд. В кафе. Там давали мороженое шариками, поливали вареньем из роз - я его очень любила - и сверху посыпали шоколадной стружкой. За такое можно было все отдать. Через три дня моих прогулов учительница пришла к нам домой сама. Меня не ругали -хуже. Просто сказали: «Как ты могла?» Больше я такого не позволяла.

- Как вы попали в спортивную гимнастику?

- Через цирк. Подруга моей тети работала в цирке при Доме культуры труболитейного завода. И тетя с сестрой посоветовали меня отдать туда заниматься. К тому же мне самой там понравилось. Лет в 6-7 я уже сама ездила туда на автобусе. Вместо арены - сцена, оборудованная лонжами. Мне ставили номера, и я получала невероятное удовольствие. Позже стала заниматься спортивной гимнастикой. Секции в городе не было, поэтому меня тренировал наш школьный тренер и дотренировал до чемпионки города.

- Это было временное детское увлечение или были серьезные спортивные перспективы?

- Перспективы, конечно, были. Но про олимпийские медали я не думала. Мне нравился сам процесс тренировок. Еще я сейчас вспоминаю, что мне с детства очень хотелось внимания. Я тренироваться не могла, если зал был пуст, если никто не смотрел.

- К девочке-спортсменке был особый интерес со стороны мальчиков?

- Мне повезло. Когда меня перевели в детскую спортивную школу, в моей группе занимались три лучших парня из моего класса. Мы вместе ездили в спортшколу, много общались, и это явно повышало мою самооценку. А в 14 лет я прекратила заниматься спортом и стала ходить в театральную студию. Везде царила советская форма воспитания, основанная на коллективном сознании, подавляющем личность.

А в студии, напротив, нам говорили, что мы уникальные, неповторимые и ни с кем не должны себя сравнивать. Так что я всегда чувствовала себя особенной. В студии была жесткая дисциплина, а после каждого занятия мальчики провожали девочек по домам. Я, конечно, в этой атмосфере кайфовала. Помню, мама все время говорила: «Ты, Наташа, в своем театральном кружке живешь, дома не бываешь!»

- Подождите, какая еще Наташа?

- У меня с именем вообще отдельная история. В моем свидетельстве о рождении записано, что меня зовут Валей, а родной отец начал называть меня Наташей. Но мама, как я понимаю, хотела назвать меня в честь бабушки. В общем, история довольно запутанная. И так в семье и в школе до 9-го класса меня звали Наташей. А с 10-го класса я стала Валентиной. Одноклассники, конечно, опешили, узнав, что я совсем не Наташа. Но и в этом был плюс: когда я уехала из Макеевки в Москву и поступила в ГИТИС. я полноценно стала Валентиной, другим человеком. Оставила Наташу и прошлую жизнь в Макеевке.

- Вам так хотелось изменить жизнь?

- Мне были нужны перемены. На родине было хорошо, но это далеко не предел развития. Когда хорошо, надо идти и что-то менять. Я до последнего сомневалась, стоит ли мне ехать в Москву. Боялась, не хотелось вернуться ни с чем. Тогда бабушка была еще жива, я пришла к ней вся в сомнениях. А она сказала: «Будешь сидеть на хлебе и воде, но станешь учиться, потому что ты этого хочешь». Я ее слова навсегда запомнила. И поехала в Москву.

- Как родители отнеслись к вашей поездке?

- Поощряли. Они же видели, какие я концерты закатывала во дворе с детства, знали, что меня тянет на сцену. Естественно, подходили люди, говорили: ваша дочка актрисой станет, обратите на это вниманиие. К тому же дедушка у меня был режиссер, дома стояли тома Станиславского, редкие издания, между прочим.

Да и куда мне было еще идти? С моими девятью тройками в аттестате в горный техникум или строительный институт вряд ли бы взяли. Можно было поехать учиться в Киев, я даже собиралась туда за компанию с подружками, но у меня случилась прямо знаковая история. После выпускного я каталась на мотоцикле с одноклассником. и мы перевернулись. я сильно поранила ногу. Так я поехала не в Киев, а в больницу.

- Окружающие вас люди не иронизировали по поводу ваших планов на Москву?

- Был случай. Когда я поправилась после аварии, меня пригласили работать в Донецкий областной русский театр юного зрителя. Там я проработала почти год. Мне даже категорию присвоили. Сначала я была «артисткой вспомогательного состава», потом артисткой второй категории. У меня были главные роли, мы играли три спектакля в день по пионерлагерям.

У нас намечались очередные «гастроли», и я подошла к завтруппой и сказала, что хочу поехать в Москву поступать в ГИТИС. А он говорит: «Валя, да кому ты там нужна?» Я говорю: «Может, и никому, но пробовать надо». Взяла отпуск за свой счет и уехала. Вернулась уже студенткой ГИТИСа. Пришла за расчетом. И завтруппой спрашивает: «Что, поступила?» И на лице видно его отношение. Поступила, говорю, в ГИТИС. Так я попрощалась с Донецким ТЮЗом.

- Однако чтобы учиться в ГИТИСе, было мало сдать экзамены. Надо было еще найти деньги на обучение?

- Да, иностранцы в России учатся платно. Когда сдавала экзамены, мне мастер сказал: «Мы вас берем. А вы откуда?» - «С Украины» -«Ой, а деньги-то найти сможете?» - «Смогу». -сказала я. Хотя я вообще не думала как, даже не знала, о какой сумме идет речь, потому что хотела учиться. А нужно было 2000 долларов за год. Приехала к маме, говорю: «У меня две новости, хорошая и плохая. Я поступила. И нужны деньги». Принялись мы эти деньги искать. Ходили по местным предприятиям, просили помощи.

Сначала я ходила сама. Естественно, много чего услышала в свой адрес. Например: «Давай иди мой полы». Кто-то честно говорил: «Мы не можем, слишком большая сумма». Когда я наконец отчаялась, мама пошла к начальнику УВД нашего города Петру Николаевичу Дьяченко. Он сказал: «Приводи дочь, мы с ней поговорим». Я пришла. Принесла с собой все свои грамоты, заметки в газетах про меня - я же тогда в городе была довольно известна, конкурсы выигрывала, соревнования. Рассказала про свои достижения в спорте, в театре. Петр Николаевич слушал, а потом говорит: «Думаю, мы сможем тебе помочь». У меня сразу выросли крылья. Тот день не забуду никогда.

Я рыдала от счастья. Сказала: «Не знаю, как смогу вас отблагодарить». А он ответил: «Лучшей благодарностью будет твоя учеба». Позже я приезжала к нему, рассказывала про институт. А он вынимал из стола варенье, колбасу... «Возьмешь с собой в Москву!» Все это было как в сказке. Именно тогда у меня появилась крепкая броня людской любви, которая до сих пор защищает меня от отрицательных. деструктивных эмоций, от зависти.

- Как к вам относились люди в Москве?

- Я была в ГИТИСе как сын полка. Однокурсники помогали. Я говорила: «Не надо, у меня все есть». А они - одежду, продукты. Haш мастер Иоаким Георгиевич Шароев относился ко мне по-отечески. В столовой покупал мне еду. «Рубцова, ну-ка поешь. -строго говорил он. - А то что это такое?!» Или же я выходила из института, чтобы ехать в общагу, а он подходил и давал мне пакет в руки. "Ой, а что там?-" -спрашивала я. А он: «Бери-бери». Еду в метро, открываю пакет, а там апельсины, яблоки...

Самое парадоксальное, что я училась, не зная, чем именно хочу заниматься. Передо мной открылись и кино, и театр, и мюзикл.
На третьем курсе у нас в институте повесили объявление о наборе певиц в группу. Подружка стала упрашивать меня сходить с ней. Я сказала, что не пойду, потому что понятно, как все будет. - наберут длинноногих девиц, запишут им «фанеру», и они будут петь. Но подружка уговорила пойти. На прослушивании продюсер Игорь Матвиенко сидел, закрыв лицо руками.

Видимо, мы уже были у него не в первой тысяче кандидаток. Сначала попросили на камеру рассказать о себе, потом включили минусовую фонограмму, затем плюсовую той же самой песни, и надо было спеть. Я довольно быстро справилась, не напрягаясь, - знала же, что возьмут моделей. Ушла с кастинга и забыла про него. А через месяц звонят мне в общежитие на вахту. «Мы вас ищем». - говорят. Я даже не сразу поняла, о чем речь. Так я попала в группу «Девочки».

- По законам драматургии все участницы группы были разными по темпераменту. Какой были вы?

- Да, мы между собой это обсуждали. Липа была такой секси. Танюха - красотка. Ирка Дубцова - роковая женщина, а мне сказали: «Будешь у нас беби-долл».

- Вам в «Девочках» все-таки больше нравилось или нет?

- Мне очень нравилось, это же Игорь Матвиенко. А он самый настоящий гений, хотя я его боялась, трепетала перед ним. Но он всегда относился ко мне с большим уважением, звал Валентиной, а когда я окончила институт. повел всех участниц «Девочек» в шикарный ресторан отмечать мой диплом.

- Ваша финансовая ситуация во время работы в "Девочках" стабилизировалась?

- Стала лучше. Мне хватало денег на питание, на проезд, но мы не шиковали. Квартир никто из нас не покупал. Я была последней, у кого в группе появился мобильный телефон. - это было в 2001 году. Потом я стала работать в мюзиклах «12 стульев», «Кошки» и уже смогла даже отсылать кое-какие деньги родителям. Еще лучше стало, когда появился сериал «Универ».

- Хотели ли вы дальше серьезно заниматься эстрадой?

- Я ценила каждый момент пребывания в этом коллективе и очень благодарна Игорю Матвиенко и девчонкам, но я всегда знала, что хочу работать в кино, в театре. Понимала, что «Девочки» для меня - это временная история. Что не смогу я десять лет петь одно и то же. Это было классно на уровне того возраста, и я это пережила. Потом появился мюзикл «12 стульев», где я окончательно убедилась, что до конца не знаю своих возможностей. Оказывается, я могу выучить сложнейший танец, поставленный Егором Дружининым. Я старалась, оставалась в зале допоздна. Мне уже режиссер Тигран Кеосаян говорил: «Рубцова, иди домой!» А я хотела доказать коллегам по мюзиклу - Тиграну, Саше Цекало, себе, что я могу.

- Сериал «Универ» на канале ТНТ хорош для вашего нынешнего возраста?

- Этот вопрос меня саму очень волнует. Мой путь к «Универу» был долог и тернист. Были отчаянные моменты безработицы, когда ты просто сидишь дома и тебе нечего есть. Это же страшно, когда ты сначала играешь по 32 спектакля в месяц, а потом вдруг все заканчивается и работы нет. Еще страшнее, когда ты начинаешь копаться в себе, задавать вопросы: «А почему так? Ведь я могла играть в этом проекте, в том... Что со мной не так?» А еще не понимала, что артист - инструмент в руках продюсеров, режиссеров, кастинг-директоров. Маленькое звено одной большой цепи.

Тогда мне и повезло с «Универом». Я была на дне рождения певицы Сати Казановой, сидела рядом с Гариком Мартиросяном и его супругой Жанной. И Жанна мне сказала, что ее друзья проводят кастинг в молодежный проект. «Не хочепгь попробовать?» - спросила она. Конечно же, я хотела. На другой день у меня как раз был день рождения, и я отправилась на кастинг. Показалась плохо. Ехала назад и плакала.

Потом мне перезвонишь. Попросили приехать, показаться еще раз. Съездила. Они позвонили в третий раз. Тут уж у меня взыграло: «Да что вы там еще не рассмотрели?!» А они говорят: «Валентина, мы вас утвердили, просто хотели уточнить кое-что...» А, говорю, что же вы сразу не сказали? Полетела к ним на крыльях. История под названием «Универ» полностью поглотила меня.

Я и теперь готова недосыпать, недоедать ради работы над этим сериалом. Но сейчас, два года спустя, должна сказать, что вопросы к себе у меня уже возникают. Я понимаю, что выросла из роли Тани, да это осознают и другие. Это не значит, что мне нечего играть. - напротив, благодаря авторам сериала Таня получилась очень многогранной. Но я понимаю, что хочу новых ролей, драматических, характерных, разноплановых.

- «Большая разница» на Первом канале дает возможности для экспериментов?

- Еще как дает. А до этой программы было еще шоу «Слава богу, ты пришел!» на СТС, где я примерила на себя около 35 образов. Но большинство режиссеров все равно смотрит на меня сквозь призму амплуа. Видят детское лицо и думают: ну вот, инженю, травести...

- Когда у вас все-таки нашлось время подумать о своей личной жизни?

- Курсе на четвертом. Стали возникать симпатии, даже влюбленности. Хотя тогда я еще не знала, что это не любовь, а всего лишь химия. Позже поняла, что, до того как встретить своего любимого, я и не любила по-настоящему. Мне нравился мальчик, я ему тоже, мы начинали общаться, и вскоре становилось скучно. Такая детская схема отношений повторялась несколько раз. И я думала: неужели всю жизнь так будет? Я вообще много над чем задумывалась. Например, два незнакомых друг с другом мальчика, расставаясь со мной, говорили: «Валя, ты такая замечательная, я тебя недостоин». Это случилось два раза подряд. А я не понимала, как это.

В какой-то момент решилала, что не буду заморачиваться, потому что ну правда, как же мне теперь достойного-то искать? Тогда с проектом «Девочки» все заглохло, денег не было, я окончила институт, и мне негде было жить. Игорь Матвиенко разрешил мне пожить в своей квартире в Выхино. Мне подарили абонемент в спортивный зал «Марк Аврелий», который находится там недалеко, в Вешняках, и я ездила на автобусе заниматься два раза и день. Возвращалась, падала без сил и ни о чем больше не думала.

В этот довольно неопределенный для себя период я и встретила Артура. Случилось это в кинотеатре «Прага» на премьере фильма «Из Ада», куда я пришла прямо с тренировки. с большой спортивной сумкой. Там меня друзья и познакомили с Артуром.

А потом я заняла место в зале. Сижу - вдруг звонок. Спрашиваю: «Кто это?» - «Это Артур, мы только что познакомились. У вас местечка свободного поблизости нет?» И тут я смотрю: зал битком, а рядом со мной - одно-единственное пустое кресло.

Потом мы говорили по телефону всю ночь. У меня даже села батарейка телефона. И вот с тех пор наговориться не могу. (Смеется.) Мы уже девятый год вместе, мы помолвлены и теперь ждем свадьбы.

- Вы Артура с poдителями познакомили?

- Пока нет. Забавно, что наши с Артуром родители уже давно знакомы между собой, а нам самим все никак не удается приехать и познакомиться. Артур родом из Сочи, куда мои папа и мама каждый год ездят отдыхать.

- Многие девушки мечтают о свадьбе. Какой вы себе представляете свою?

- С детства не понимала, в чем смысл свадьбы. На экране я уже сыграла их три и поняла, что это еще и дико тяжело. Кажется, единственный смысл свадьбы в том, чтобы потом было, о чем рассказать детям.

- Вы себя сейчас на сколько лет ощущаете?

- Мне очень нравится гениальное выражение Коко Шанель: «Женщина выглядит на тот возраст, которого она заслуживает». Раньше, до встречи с Артуром, у меня был комплекс возраста, я даже боялась произносить вслух, что мне 23,24 или 25. Но благодаря любимомy мужчине и тому миру, который он создал вокруг меня, я перестала стесняться. В этом году, 3 октября, мне исполняется тридцать три. С одной стороны, я понимаю. что взрослая по восприятию жизни, по той информации, что скопилась у меня в голове. При этом чувствую себя максимум лет на 20, так что возраст - это выдумка скучных людей.

Беседовал: Андрей Захарьев 2010

 621

loading...

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий