Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Билл Клинтон и Моника Левински - биография история личной жизни: Любить Билла

Билл Клинтон и Моника Левински

Двадцать лет спустя они впервые встретились: (Билл Клинтон и Моника Левински) девушка мечтающая о любви и мужчина, ее начальник. Завязался банальный служебный роман. После этого кто-то навсегда разочаровывается в любви, а кто-то находит свое счастье. Но если начальник президент США, а роман развивается на фоне большой политики, история не может закончиться ничем хорошим.

Войти в историю удается не каждому. И далеко не у всех получается прославиться чем-то великим или полезным. Моника Левински вошла в историю под град насмешек. Её именем назван один из самых громких сексуальных скандалов Америки

Вряд ли потомок эмигрантов, бежавших из фашистской Германии, ожидал, что имя его дочери будет стоять в заголовках газет вместе с именем президента США. Бернард Саломон Левински воплощал собой «американскую мечту». Выходец из бедной еврейской семьи, он всего добился сам. Онколог с обширной практикой в Лос-Анджелесе, он много работал, мало виделся с детьми, но прекрасно их обеспечивал. Моника и ее брат Майкл жили в Беверли-Хиллз, в особняке стоимостью миллион долларов. Папа ездил на кадиллаке, мама на мерседесе. Моника с братом росли под присмотром няни и не нуждались ни в чем, кроме родительской любви и внимания.

Папа, возможно, был излишне строг, зато мама ни в чем не отказывала дочери. Возила ее по магазинам, покупала косметику и одежду, учила накладывать макияж и никогда не запрещала смотреть сериалы о любви. А когда Монике исполнилось пятнадцать, родители развелись. Суд решил оставить детей с отцом. Во время развода мать утверждала, что отец кричал на детей, а когда те пытались ему перечить, отправлял в детскую. «Иди в свою комнату и не высовывайся, когда тебя не спрашивают», - говорил он.

Но суд не внял словам Марсии - в конце концов, не она, а ее муж оплачивал особняк, машины, учебу детей, их психолога и, разумеется, судебные издержки. Мать Моники после развода вела колонку о шоу-бизнесе в The Hollywood Reporter. А в 1993 году под псевдонимом Марсия Левис написала книгу под названием «Частная жизнь трех теноров» о Лучано Паваротти, Пласидо Доминго и Хосе Каррерасе. Возможно, именно пример матери вдохновил Левински на написание книги мемуаров спустя семь лет.

Моника в пятнадцать лет была крупной застенчивой девочкой, не пользующейся симпатией одноклассников. Она всегда казалась себе слишком толстой и постоянно пыталась похудеть - то сидела на диете, то пила специальные таблетки. Внешне она была далека от стандартов Барби - модели для всех девочек. Но мечты ее ничем не отличались от миллионов таких же юных американок. Она хотела любви, успеха и популярности. Всего этого она попыталась добиться, когда поступила в колледж. Моника решила изучать психологию -довольно типичный выбор.

Психология, социология и теория искусств, стандартный комплект для будущей жены финансового, к примеру, менеджера. Изучение психологии дало себя знать почти сразу: Моника превратилась из скромной серой мышки в гиперактивную барышню. По рассказам друзей, возле кровати у нее теперь всегда стояла коробка с презервативами. Моника постоянно с кем-то флиртовала, была чрезвычайно раскованна и непрерывно болтала. Несмотря на все это, она никогда не заводила романов с ровесниками. Ее всегда привлекали женатые мужчины постарше. Психологи объясняют, что Моника таким образом пыталась возместить недостаток внимания со стороны отца.

Сама же девушка не вдавалась во всю эту фрейдистскую философию, а просто завела продолжительным роман с преподавателем театрального кружка. Звали избранника Энди Блейер. Моника бегала к нему на свидания, часто сидела с его детьми и согревала супружеское ложе в отсутствие хозяйки дома. Так продолжалось несколько лет, пока о связи не узнала жена Блейера. Расставание Моника пережила очень тяжело: она рыдала, сетовала на несправедливость и никак не могла понять, почему отвергают ее любовь.

Отвлечься от горя ей помогла работа в Белом доме. Друг семьи Уолтер Кей, демократ и спонсор демократической партии, подыскал ей место стажера в отделе кадров. Впервые Моника вошла в святая святых американской демократии в июне 1995 года. Одно это уже было маленьким чудом: в Белый дом обычно принимали девушек стройных, высоких, идеально воспитанных. Моника едва ли отвечала этим требованиям. Она отличалась слишком ярким макияжем, избыточным весом, и манеры у нее были далеки от совершенства. Основная ее работа заключалась в том, чтобы проверять почту на первом этаже служебного корпуса.

Но Монике этого было мало: пользуясь своим пропуском, она часто слонялась по коридорам Белого дома и никогда не упускала возможности пройти мимо Овального кабинета в надежде встретить президента. Среди персонала она почти сразу получила прозвище «капкан». Если какой-нибудь известный человек здоровался с Моникой, она не позволяла ему уйти и заводила бесконечные разговоры - только бы подольше побыть рядом со знаменитостью. Сотрудники считали, что она преувеличивала не только силу своего обаяния, но и собственные способности. Проще говоря, была не так умна, как о себе думала.

Подобным поведением Левински навлекла на себя недовольство Эвелин Либерман, начальницы отдела кадров и близкой подруги Хиллари Клинтон. Однажды Либерман посоветовала Монике пореже появляться там, где ее может увидеть президент, и даже отправила домой переодеться - на Монике было слишком короткое белое платье. Но попытки Либерман привести Левински в соответствие со стандартами Белого дома не увенчались успехом. Девушка по-прежнему мечтала познакомиться с президентом. И в ноябре 1995 года встреча состоялась: на дне рождения начальницы Моники. А затем они стали видеться чаще -в основном на работе.

Клинтон был идеальным кандидатом на роль героя-любовника Моники. Он был старше, он был женат и знаменит. И он был президентом -метафизический «отец нации», символ всего, о чем мечтает типичная американская девушка, какой была Левински. Позднее она признавалась, что влюбилась не только в Клинтона, «но и во власть, которую отождествлял собой президент США».

Ум, честь и совесть эпохи, кто бы сомневался. Клинтон был обаятелен и с удовольствием принимал знаки внимания от Левински. Роман развивался по всем законам жанра: Левински и Клинтон встречались, звонили друг другу, писали письма и обменивались подарками. Но в этот момент Эвелин Либерман снова напомнила о себе: она перевела Монику сначала в другой отдел Белого дома (якобы с повышением), а затем вообще отправила в Пентагон. Моника писала ей трехстраничные послания, возмущенно требуя вернуть на прежнюю работу. «За что вы со мной так обращаетесь?» - взывала она. Левински не желала расставаться со своей любовью.

Она продолжала приходить в Белый дом - якобы по делам, только теперь в основном во время обеда или по выходным. А иногда и поздно ночью, когда Клинтон задерживался на работе. Кроме Клинтона у Моники было еще несколько партнеров, которых она часто обсуждала с подругой Линдой Трипп. Однажды Левински упомянула о встречах с президентом, и после этого долгими часами рассказывала о нем Линде.

О том, как Билл посмотрел на нее, что сказал и что подарил. И как она купила ему пестрый галстук, и как он поцеловал ее. И о том, что президент предпочитает оральный секс, а еще любит позвонить ей глубокой ночью и разговаривать с ней о сексе. Моника рассказывала, а верная подруга записывала все на магнитофон. А потом, ни слова не сказав Левински, передала кассеты в комитет по национальной безопасности.

Из доклада специального прокурора Кеннета Старра:

«Отношения эти тянулись полтора года и состояли исключительно из орального секса, имевшего место в коридоре между Овальным кабинетом Белого дома и небольшим кабинетом сбоку от него. Клинтон обычно прислонялся спиной к двери туалета, а Моника стояла перед ним на коленях. Коридор использовался потому, что в нем нет окон. Бывшая стажерка, согласившаяся дать показания против Клинтона, поведала на допросе, что в общей сложности «обслужила» президента США 9 раз. Первые 7 раз Клинтон не позволял Монике довести его до оргазма, объясняя, что недостаточно хорошо ее знает и не до конца доверяет ей.

Девушка настаивала и на восьмой раз добилась своего. На следующее утро она решила пойти на работу в том же синем платье, в котором предыдущим вечером. встречалась с президентом, и заметила пятна на груди и на бедре. Впоследствии лаборатория ФБР установит, что пятна являются спермой Клинтона. Чтобы сделать анализ ДНК, врач Белого дома по просьбе прокурора взял у президента образец крови. На протяжении всего романа Клинтон проявлял недюжинное самообладание: он не только стойко отказывался от оргазма, но и неоднократно разговаривал по телефону в тот момент, когда Левински совершала с ним оральный акт. Трижды его собеседниками были члены Конгресса США».


Для Уильяма Джефферсона Клинтона связь с Левински была не первым подобным случаем. Клинтона считают «рекордсменом среди американских президентов по количеству внебрачных связей, ставших достоянием гласности». Самые громкие - с певицей из ночного клуба Дженнифер Флауэрс, с бывшей «мисс Арканзас» Салли Педью и со служащей аппарата губернатора Полой Джонс. Именно «дело Полы Джонс» сыграло роковую роль в отношениях Клинтона и Левински. Незадолго до истории с Моникой Клинтона уже обвиняли в сексуальных домогательствах к Поле Карбин Джонс.

Таким образом, привычка Клинтона заводить «служебные романы» была общеизвестна, и только такая девушка, как Левински, могла всерьез считать, что президент в нее влюблен. Проблема заключалась лишь в том, что после случая с Полой Джонс за Клинтоном пристально наблюдали его противники. Очередная интрижка президента превращала мимолетную связь в преступление против морали, совести и закона. Президент - образец для подражания, у него не может быть служебных романов.

Кроме того, поначалу казалось, что Клинтон напуган угрозой судебного разбирательства и импичмента. Он просил Монику никому не рассказывать об их отношениях. «Нет никаких доказательств нашей связи! Поэтому все отрицай, отрицай, отрицай!» -заклинал президент, как провинившийся школьник. (За это его впоследствии обвинили еще и в подстрекательстве ко лжесвидетельству и клятвопреступлении.) Прекрасный, честный, идеальный возлюбленный в одночасье превратился в обычного испуганного мужа, обманувшего не только жену, но и целую нацию.

На первый взгляд, нужно во что бы то ни стало предотвратить огласку этой истории. Влюбленная Моника, разумеется, могла бы солгать под присягой. По рассказам друзей, Левински всегда готова была приврать, чтобы произвести впечатление. А уж ради президента и возможности с ним видеться она была согласна на что угодно. Но чете Клинтонов скандал был выгоднее, чем бесконечное замалчивание «похождений Билла». Второй президентский срок подходил к концу, популярность Клинтона падала, а вместе с ней и популярность Хиллари Клинтон, которая всегда была главной фигурой в этом тандеме.

Нужно было отвлечь внимание избирателей от настоящих проблем, опровергнуть слухи о скрытой гомосексуальности Билла (слишком уж активно он защищал права секс-меньшинств) и показать, что ничто человеческое не чуждо семейству Клинтонов. История о том, что Хиллари до самого дня суда не знала о Монике, по меньшей мере сомнительна. Именно подруга Хиллари перевела Левински из Белого дома в Пентагон, не говоря уже о том, что кандидатуры всех стажеров Хиллари утверждала лично. Без сомнения, супружеская измена - не самое приятное, что может случиться с женой президента, но Хиллари всегда была женщиной практичной. И она, и Билл заранее знали, что импичмента не будет.

Кеннет Старр, независимый прокурор, заключил сделку с президентом: в обмен на письменное признание Клинтон освобождается от судебного преследования в будущем по этому делу, а также по делу о якобы совершенных им вместе с супругой Хиллари махинациях с недвижимостью в восьмидесятых годах. Громкий процесс был необходим всем - кроме Левински. Но ее мнение никого не интересовало - она была пешкой в большой политической игре.

Оставалось только вынудить Левински сотрудничать со следствием. Чтобы этого добиться, потребовалось приложить совсем немного усилий, при этом ни Клинтон, ни его жена словно бы не имели к этому отношения. Монику просто «отдали на съедение» прокурору Кеннету Старру.

Клинтон отказался встречаться с Моникой, не отвечал на письма и не брал трубку, когда она звонила. «Солнце не может светить каждый день», - сказал он, когда они в последний раз виделись и Левински пыталась выяснить, почему ее бросили. Она была в депрессии, совершенно потеряла самообладание и постоянно жаловалась Линде Трипп, как ей плохо. Трипп убеждала Монику сказать правду: сама она боялась быть свидетельницей по этому делу. Ее немедленно уволили бы с работы.

Поэтому она «всего лишь» передала спецслужбам частные разговоры подруги и уговаривала ее покаяться. Мать просила Монику быть осторожнее - ведь свидетельница по делу Полы Джонс погибла при невыясненных обстоятельствах. А другим девушкам, говорят, в открытую угрожали смертью, если они станут болтать слишком много. Кеннет Старр требовал от Моники платье в качестве вещдока. Клинтон выступал на телевидении, открещиваясь от всего на свете, но почему-то на нем был тот самый пестрый галстук, который подарила ему Левински.

Газеты потешались и писали, что с такой страхолюдиной, как Левински, у президента не может быть ничего общего. Наверное, это было самое обидное для нее во всей истории.

И в итоге Моника сломалась. Она согласилась сотрудничать с правосудием в лице Кеннета Старра - он обещал ей защиту и неприкосновенность. Она больше не говорила о любви - только о незначительном флирте и сексуальных домогательствах. «Я думала, что это будет забавно, пуститься в разгул с ним. Я молода, он президент, милашка. Все это было безрассудным, но это было круто».

Вся страна наблюдала за развитием событий. Рейтинг президента не упал, а наоборот, вырос до небывалых высот. Избиратели считали, что у президента тоже может быть частная жизнь. Врать, конечно, нехорошо, но кто без греха. «Великодушная» Хиллари Клинтон поддерживала мужа, несмотря на то, что он «разбил ей сердце». Кстати сказать, Хиллари больше всех выиграла на этом скандале. Прежде ее считали машиной со стальным характером и холодным расчетливым умом. Теперь же она выступила в роли женщины, которой изменил муж, -ей искренне сочувствовали.

А в феврале 1999 года американский сенат признал Клинтона невиновным по обвинениям в деле Моники Левински и в препятствовании отправлению правосудия. Президент извинился перед народом, женой и сенатом и заплатил штраф 25 тысяч долларов. Действие его адвокатской лицензии в штате Арканзас было приостановлено на 5 лет. На этом дело закрыли. Все кончилось хорошо: участники получили то, чего добивались. «Метафизический отец нации» Клинтон вернулся в лоно семьи и написал мемуары. Хиллари Клинтон планирует стать президентом США и тоже издала автобиографию. В своей книге Хиллари называет имя Левински всего два раза, хотя именно ей обязана своей популярностью. Чета Клинтонов изрядно заработала на воспоминаниях -они получили 10 и 12 миллионов каждый.

Даже Моника, казалось, неожиданно обрела то, чего всегда желала - славу и деньги. Ее узнал весь мир, ее сексуальная привлекательность доказана всенародно - у нее был роман с самим президентом США! Она написала книгу мемуаров «История Моники». Откровения вышли в США тиражом 400 тысяч экземпляров и продавались со скоростью 3 книги в минуту. Семь миллионов долларов заработала Левински на собственном грязном белье - без кавычек, буквально. Еще два миллиона ей заплатили за всевозможные интервью.

Но не стоит забывать, что Левински никогда не была бедной. Денег ей хватало всегда, а с любовью не везло. Сегодня Моника снова осталась одна. Отец, Бернард Левински, с дочерью не общается - она опозорила семью. Моника, оказавшись пешкой в политических играх, обрела известность и богатство, но погубила свою карьеру и в очередной раз разочаровалась в любви. Клинтон, уйдя в отставку, не постеснялся «добить» бывшую любовницу, заявив: «У меня не было никаких отношений, никакой сексуальной связи с Моникой Левински». Фактически, он второй раз от нее отрекся, походя обвинив во лжи.

Сегодня Левински редко выходит из дома, заказывает продукты и вещи по интернету. Она сильно располнела и не появляется на людях - не любит, когда ее узнают на улицах. Моника придумывает дизайн сумочек и продает их по 150 долларов за штуку через интернет. Покупают их, правда, плоховато.

Судебное дело, на расследование которого офис независимого прокурора Кеннета Старра потратил 52 миллиона долларов, закончилось почти ничем. Если не считать испорченной репутации одной неудачливой карьеристки-мечтательницы.

Автор биографии: Дина Суворова

 4039

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий