#
Биография и личная жизньОбщество → Николай Некрасов - личная жизнь

Николай Некрасов - личная жизнь

Николай Некрасов

О Николае Некрасове современники говорили: «Живет в чужом доме с чужой супругой и скандалит с ее мужем!» Сегодня желтая пресса о таком сюжете может только мечтать...

Поэт, автор строк «Есть женщины в русских селеньях...» - Николай Некрасов, любил многих. Но посвящал стихи лишь двум - Авдотье Панаевой и Зинаиде Николаевне. Столичной красавице и провинциалке, богачке и нищенке, брюнетке и блондинке... Первая сделала его успешным, а вторая проводила в последний путь.

16-летний Николай приехал в Петербург по настоянию папы - для поступления в военную академию. Но передумал, решив стать литератором. Взбешенный отец лишил его наследства. Годами Некрасов голодал, скитался по ночлежкам, бывало, что и спал в подвалах с бездомными...

Спасло домашнее образование: он давал копеечные уроки, писал прошения для безграмотных, работал гувернером, сочинял сказки и водевили. И вот удача: в одной из редакций познакомился с Иваном Панаевым - писателем, критиком и просто столичным повесой. Он пригласил Некрасова в литературный салон своей жены.

Авдотья Панаева разбиралась в умных и талантливых мужчинах. Впрочем, и они ценили ее ум и красоту. За женой Панаева ухаживали Достоевский, Тургенев и даже Александр Дюма. И это при живом-то муже? Да. Ведь Панаев менял любовниц чуть ли не каждую неделю. Несмотря на обилие ухажеров, вести себя как супруг Авдотья не смела. Мешали благородное воспитание, общественное мнение, личный моральный кодекс.

На фоне успешных соперников худой и плохо одетый Некрасов смотрелся жалко. Однако будущего великого поэта это не смущало. Сначала он стал Панаевой другом, потом коллегой (они издавали журнал «Современник», купленный на деньги блудного Ивана Ивановича), затем признался в любви. «Между нами ничего не будет!» - отрезала светская львица. Тогда Николай Алексеевич, не умея плавать, прыгнул в Неву. Безумца выловили и откачали чудом... «Без вас я жить не стану», - заявил Авдотье спасенный. И сердце ее дрогнуло.

Этот роман стал самым ярким в жизни поэта и длился 16 лет. А потом чувства просто выгорели. Оба были ревнивы и скандальны, к тому же Панаева потеряла двух новорожденных детей. Первого от законного мужа, второго от любовника. И оба мужчины утешать ее в горе не собирались. Выходит, один другого не лучше? Тогда какой смысл что-то менять? «Она для меня как сигара, - признался Некрасов знакомому. - Уж если потухла, раскуривать снова нет смысла: будет невкусна».

Поздним вечером 1863-го Некрасов попросил Панаеву приготовить ужин на двоих. Однако за стол с ней не сел. Вместо этого молча сложил яства в корзину и отправился на квартиру к новой любовнице. Объяснить эту жестокость сложно. Возможно, это была месть за очередную размолвку. Или демонстрация независимости. Хотя допустим и банальный вариант: Некрасов снова влюбился. По-настоящему. Впервые за много лет.

Автора поэмы «Кому на Руси жить хорошо» ждала француженка Селина Поттше-Лефрен, актриса Михайловского театра. Она не красавица, как Панаева, но моложе ее на десяток лет, игрива, остроумна, прекрасно музицирует и поет. Как эта парочка общалась, представить трудно. Некрасов не владел французским, она - русским. Хотя, наверное, в этом языковом «отпуске» поэт и нуждался.

Роман длился пять лет, держался на деньгах Некрасова и носил характер эпизодический. В 1864-м и 1867-м поэт гостил у Селины в Париже, летом 1866-го она жила у него в Карабихе, август 1869-го влюбленные провели в Дьеппе, на французском взморье. Догадывались ли они, что больше не встретятся?

Принято думать, что Селина просто использовала Некрасова и, обобрав, покинула навсегда. Однако это узкий взгляд на их отношения. Во-первых, актриса понимала, что жить в России не сможет (чужая культура, языковой барьер, сильные морозы), а Некрасов не останется во Франции. Во-вторых, на родине Селину ждал маленький сын, которому предстояло дать образование и найти место в жизни. Вдобавок ко всему, Лефрен писала поэту, что ждет его в гости всегда. Но это «всегда» так и не наступило.

После заграничных странствий поэта потянуло домой - все же он был настоящим патриотом. В августе 1868 года, гостя в Карабихе под Ярославлем, Некрасов познакомился с Прасковьей Николаевной Мейшен. В свои 25 она уже была вдовой: муж, губернаторский немец-меха-ник, умер от тифа. Сначала поэт просто хотел ее развлечь, а потом решил забрать с собой в Петербург. А вдруг случится счастье?

До сих пор загадка, что связывало 46-летнего писателя и молодую вдову. Он творческий человек, обитатель столичной богемы. А она? Мещанка с вычурными туалетами и грубыми манерами. Литературой и общественной жизнью не интересовалась, зато любила сладкое, катание на коньках в Юсуповом саду да походы в театр, в личную ложу Некрасова. В этой ложе поэт и настиг ее с юным ухажером - неким Котельниковым, усатым поручиком.

Скорее всего, Николай Алексеевич догадывался, что новая пассия не только глупа, но и ветрена. Недолго думая, он предложил ей вернуться в Ярославль. В ответ неблагодарная вдова распустила о Некрасове слухи. Якобы он домашний тиран, а она жертва. К этой выходке поэт отнесся философски, по-своему обидчицу понял и простил. В своем экипаже доставил ее в родной город и даже приказал брату Федору дать Мейшен из Карабихи все, что она пожелает.

Прадед, дед и отец Некрасова были картежниками. Как говорил сам поэт, первый проиграл 7000 душ, второй - 2000, а третий последнюю жалкую тысячу. Николай Алексеевич тоже играл в карты. Но регулярно выигрывал. Причем не только деньги! В 1870 году у купца Лыткина он выиграл 19-летнюю простолюдинку, которую тот держал для низменных утех.

Звали несчастную Фекла Анисимовна Викторова. Кем она была, точно сказать сложно. Дочерью то ли прачки, то ли солдата, то ли военного писаря, то ли полкового барабанщика. Попав в приличный дом, пухлая блондинка быстро расцвела. Некрасов дал ей новое имя (Зинаида) и свое отчество, приодел, обучил манерам, русскому и французскому, брал с собой в театры и на выставки. «Неслыханно!» - роптало общество. Но Некрасова это мало волновало, терять ему было нечего. Влюбленные провели вместе семь лет - до самой смерти писателя.

Кукла, содержанка, приемная дочь - как только ни называли бедняжку великосветские снобы. И были близки к истине. Скромная и тихая девушка действительно стала для усталого поэта всем. Ездила с ним на охоту, переписывала его черновики, проверяла типографские оттиски. Когда Некрасов тяжело заболел, провела у его постели 200 дней и ночей... В благодарность растроганный литератор женился на ней.

Все чаще поэта мучили сильные боли в спине и пояснице. Сергей Боткин, знаменитый русский врач, диагностировал у поэта рак прямой кишки. Сказались мучения юности - годы голодания, а также сна на холодном полу. Спасти гражданина-поэта пытались известные врачи - Евстафий Богдановский, Николай Склифосовский, Николай Белоголовый. Советовали больному операцию, но Некрасов долго не решался. В итоге ее провел Теодор Бильрот, знаменитый венский хирург. Чуда не ждали - пытались оттянуть смерть и облегчить страдания пациента. Последние месяцы жизни поэт был прикован к постели и мог спать лишь под наркозом. 8 января 1878-го его не стало.

Согласно воле умершего, вдова получила Карабиху, квартиру в Петербурге, землю при деревне Чудов-ская лука и право на издание «Последних песен». Зинаида Николаевна могла прожить безбедную жизнь, но раздала все наследство супруга его родственникам, 37 лет носила траур и скончалась в нищете. «Мне достаточно памяти о его любви», - всегда повторяла она.

Вас заинтересуют так же следующие новости

  • 3
  • 0
Напишите свой отзыв