#

Анна Маньяни

Полное имя: Анна Маньяни

Дата рождения: 7 марта 1908 (Рыбы), Рим

Дата смерти: 26 сентября 1973 (65 лет)

Национальность: Еврейская, рост 160 см

Образование: Национальная академия Святой Цецилии

Деятельность: Актриса

Семейное положение: Была в разводе ( Гоффредо Алессандрини)

Дети: Лука Маньяни

Анна Маньяни — биография


Анна Маньяни (1908 — 1973) — итальянская актриса, завоевавшая мирового признания. Настоящая известность пришла после роли беременной вдовы в фильме «Рим, открытый город».

Трудное детство


Будущая блистательная артистка Италии Анна Маньяни родилась 7 марта 1908 года в Риме. Ее детство оказалось наполнено горечью и страданиями. О родном отце Аннушка никогда не слышала, а мать, Марина Маньяни, итальянская еврейка по национальности бросила ее совсем крошкой и уехала искать счастья в Египет с новым мужем.

Воспитанием девочки занялась бабушка по материнской линии, а также многочисленные родственники. Анна отличалась от сверстников не только взрывным темпераментом, но и тяжелым характером, который проявлялся в крайней несговорчивости и чрезмерной задиристости. Помимо всего прочего Анна была впечатлительным ребенком.

Когда Анне исполнилось девять лет, она впервые встретилась с родной матерью, которая пришла в ужас от диковатых манер девочки и настояла, чтобы дочь отдали в католический колледж. Однако своенравная Анна не смогла долго находиться в учебном заведении: всё казалось ей непривычным и не вызывало никакого интереса - уроки были скучными, а жизнь по расписанию и отсутствие драгоценной свободы напоминали тюрьму. Примерным поведением юная римлянка никогда не отличалась.

В итоге Анна к своей неописуемой радости возвратилась в родной дом. Ее обучение продолжилось в обычной школе. Училась Маньяни с неохотой, дома книг не открывала, никаких заданий не выполняла, но оценки получала неплохие. Обладая отменной памятью, она легко могла пересказать любой урок. За школьные годы Анна практически в совершенстве освоила французский язык и научилась неплохо играть на фортепиано.

Когда Анне исполнилось пятнадцать лет, она вновь встретилась с матерью, в надежде восполнить годы одиночества без материнской любви, нежности и ласки. Но из этого ничего не вышло - они были людьми из разных миров: «...я - увы! - не сумела по-настоящему покорить ее сердце», - скажет с долей обиды в будущем известная актриса Маньяни. Именно в тот период в девушке проснулось желание играть на сцене.

В январе 1924 года Анна Маньяни поступила в Национальную академию Св. Цецилии в Риме, на курс актерского мастерства Элеоноры Дузе. Ее куратором стал небезызвестный продюсер Сильвио Д'Амико, который с первого взгляда понял, что перед ним настоящая актриса: «Пришла девушка, брюнетка, с выразительными глазами. Школа не сможет научить ее большему, чем она умеет. Она уже актриса».

Заведение по тем временам было весьма скромным и принимало любых желающих без вступительных экзаменов. Анна запомнилась преподавателям с первого спектакля: ее страсть и энергия заставляли обратить внимание на весьма экспрессивную студентку, и даже непримечательная внешность Маньяни не являлась помехой - на сцене в ее глазах горел огонь, а сама она чувствовала себя полностью в своей стихии.

По ночам Анна выступала в ночных клубах Сан-Ремо, чтобы заработать. За эмоциональность и манеру выступления ее прозвали «итальянской Эдит Пиаф». Зачастую текст песен в ее репертуаре был весьма нескромным...

Театр и фильмы


С конца 1920-х годов по 1932 год Анна терпеливо трудилась в труппе под руководством итальянского драматурга и комедиографа Дарио Никкодеми и итальянской театральной актрисы Веры Вергани, сестры Орио Вергани, первооткрывателя фотожурналистики в Италии. Лучших учителей та, что всё свое детство провела в городских трущобах, и представить не могла. Маньяни вытянула счастливый билет и ухватилась за него мертвой хваткой.

Анне предстояла тяжелая работа в течение полутора лет, - именно столько длился ее первый контракт. Едва поверив собственному счастью, Маньяни тут же отправилась на гастроли в Милан. Поначалу, конечно, ей приходилось невыносимо трудно - путь к славе всегда усеян препятствиями: «Я думала, что сразу же буду играть интересные роли, какие я играла в Академии. Но мне пришлось играть девушек с подмассы. Так начинают почти все актеры. Зарабатывала я так мало, что даже не каждый день удавалось поесть два раза».

Анна в молодости

В 1928 году Анна впервые засветилась в картине под названием «Скамполо» режиссера Августа Дженина, но в титрах ее имя указано не было. Между тем она изо всех сил добивалась того, чтобы однажды оно оказалось в списке актеров под номером один. Длительные репетиции отнимали у девушки много сил, недоедание сказывалось на ее здоровье и самочувствии, а непродолжительный сон стал постоянной величиной в жизни.

Но это лишь раззадоривало молодую и горячую начинающую актрису. Маньяни была готова к любым трудностям. Но не была готова к потерям... Вскоре из жизни ушла ее бабушка, самый близкий и дорогой Анне человек. Это стало для девушки страшным горем, но, собрав волю в кулак, она стала работать с еще большей самоотдачей.

В начале 1930-х годов труппа Никкодеми распалась, и Анна столкнулась с необходимостью поисков новой работы. По совету Веры Вергани, она решилась на новый эксперимент - попробовать себя в эстрадных выступлениях. Так Маньяни попала к Антонио Гандузио, итальянскому актеру хорватского происхождения, постановщику ревю, театральных представлений, сочетающих черты балета, кабаре, варьете и оперетты.

Любительница всего нового, Анна с легкостью принимала самые необычные идеи. В 1934 году она снялась в своем первом фильме «Слепая из Сорренто». Эпизодическая роль не привлекла особого внимания зрителей. Но начало творческого пути было положено, и Маньями не планировала отступать. Она набралась терпения, так как твердо верила: однажды наступит тот день, когда ее талант заметят, по достоинству оценят и признают. А пока она продолжала принимать любые предложения и несколько лет снималась в эпизодических ролях.

В 1939 году Маньяни вновь возвращается в театр, в труппу Луиджи Чимары, которая с успехом ставила спектакли по пьесам американских драматургов - «Анну Кристи» Юджина О'Нила и «Окаменевший лес» Роберта Шервуда. Публика пребывала в восторге от мастерского исполнения молодой актрисы. С 1940 года Анна начинает снова работать в кабаре, в труппе Гандузио, развлекая публику на пару с величайшим итальянским комиком Тото.

В 1940-е годы в итальянском кинематографе возникает новое движение - неореализм, - которое затмевает собой популярный в те годы жанр мелодрамы. В сентябре 1945 года состоялась премьера картины «Рим, открытый город». На Каннском кинофестивале 1946 года на ленту мало кто обратил внимание.

Но спустя несколько месяцев картина «Рим, открытый город» стал настоящим национальным достоянием, а сцена с гибелью Пины в исполнении Анны Маньяни вошла в историю мирового кинематографа. Картина с небывалым триумфом прошла во Франции, чуть позже - в США, и только затем работу Росселлини признали и в родной Италии.

Анна Маньяни в фильме «Рим, открытый город»

Героиня фильма, Пина - обычная женщина, страстная, горячо любящая, дерзкая и энергичная, шумная, диковатая и в то же время нежная - словом, близкая и родная каждому римлянину. Этот образ вобрал в себя самые яркие черты истинной итальянки, а Анна Маньяни, с успехом сыгравшая эту роль, стала признанным символом неореализма.

В 1948 году Анна продолжает работать с Роберто Росселлини и снимается в фильме «Любовь», состоящем из двух новелл: «Человеческий голос» по одноименной пьесе Жана Кокто и «Чудо» по сценарию Федерико Феллини. Обе истории посвящены трагическим любовным переживаниям.

Неореализм постепенно утрачивал свои позиции, и великие режиссеры искали себя в новых жанрах. Так, в 1951 году на экраны вышла драма Лукино Висконти «Самая красивая» с Анной Маньяни в главной роли. В 1952 году актриса принимает участие в фильме Жана Ренуара «Золотая карета», который впоследствии назовут «признанием любви Ренуара театральному искусству».

В 1954 году Маньяни едет в Америку. Роль в фильме «Татуированная роза» принесла Анне заветный «Оскар». В Америке актриса на некоторое время задержалась - ее ожидала работа с американскими коллегами, которая доставила ей массу удовольствия: были интересные встречи с актерами Марлоном Брандо, Энтони Куином, Бертом Ланкастером.

В дальнейшем, устав от работы в кино, Анна Маньяни наконец решилась на важный шаг - возвратилась в театр. С 1954 года актриса вновь блистает на театральных подмостках. Однако, разумеется, то был далеко не конец блистательной карьеры актрисы в кинематографе. Впереди ее поджидало еще множество успешных ролей и картин.

В начале 1970-х годов, с воцарением эры телевидения, Анна получает предложение сняться в сериале и, слегка сомневаясь, принимает его. По этому поводу итальянский сценарист и критик Тулио Кезич выскажется: «Маньяни словно предмет антикварной мебели. Дома не знаешь, где его поставить, - места не хватит. Примерно такими были отношения Маньяни с кино - она была слишком большой, слишком великой для кино. Ее перетянули на телевидение. Этот сериал стал новым свершением Анны...».

Режиссер Альфредо Джаннети задумал показать судьбы четырех женщин, каждую из которых играет Анна, в разные исторические периоды: во время Первой мировой войны («Певичка»), Второй мировой войны («1943: Встреча»), объединения раздробленной Италии в конце XIX века («Шел год благодарения 1870») и в настоящем времени - в 1970-е годы («Автомобиль»). После показа сериала по телевидению Маньяни вновь оказалась на вершине популярности: «Если такая слава продлится еще хоть неделю, я заболею», - говорила она.

И вскоре действительно заболела, - но не от славы. У актрисы обнаружили рак. О ее состоянии узнал Федерико Феллини и предложил актрисе сыграть саму себя в фильме «Рим», чтобы хоть как-то приободриться. Это была эпизодическая и заключительная роль великой Маньяни в кинематографе.

Личная жизнь


Оставаясь легендой для своих соотечественников и имея тысячи поклонников, Анна Маньяни считала себя очень одинокой. Она жила ради любви, умирала и вновь воскресала. К сожалению, все мужчины в ее жизни рано или поздно уходили. Однако актриса не отчаивалась - у нее был сын, ради которого стоило жить.

В 1928 году, отправившись с театральной группой Никкодеми на гастроли в Аргентину, Анна без памяти влюбилась в знаменитого пианиста Карло Дзекки. Это было морское путешествие, к концу которого музыкант и актриса поняли, что созданы друг для друга. Маньяни поразила обходительность, открытость, чистота и искренность молодого человека.

Однако гастроли не позволяли им видеться; вскоре пришло известие о том, что Карло попал в автомобильную катастрофу. По одной версии, после трагедии он стал инвалидом - его руки оказались искалечены, и он не хотел обременять возлюбленную своими бедами, а по другой, Карло погиб в этой аварии. Как бы там ни было, Анна нашла в себе силы забыть всё произошедшее как страшный сон и двигаться вперед.

В 1934 году, после очередного съемочного дня картины «Слепая из Сорренто» Анна зачем-то зашла в соседний павильон, где режиссер Гоффредо Алессандрини снимал фильм «Вторая Б». Между актрисой и режиссером проскочила искра. С того самого дня мысли Анны Маньяни постоянно были только о нем.

Ослепленная собственным счастьем Анна на какое-то время оставила работу и пыталась стать примерной супругой. Казалось, ничто не способно разрушить семейную идиллию. Но то была лишь иллюзия. Со временем Гоффредо стал уделять жене меньше времени, его вниманием всё больше завладевали другие красотки.

Между тем сама Анна была далеко не подарком. Следуя примеру мужа, она перестала хранить супружескую верность и начала крутить романы еще до их официального развода. В 1940 году Маньяни встретила актера Массимо Серрато. Знакомы они были и раньше, Массимо снимался в картинах Гоффредо, но только сейчас Анна сумела разглядеть всю его привлекательность.

Маньяни была старше своего избранника на восемь лет, но это не мешало ей ожидать от него настоящих мужских поступков. Массимо в свою очередь просто позволял актрисе любить себя, не будучи готов ни к серьезным отношениям, ни к ответственности. Он лишь изредка оставался в доме Анны на ночь, а затем снова уезжал на бесконечные съемки. Через два года, в октябре 1942 года, у пары родился сын Лука.

Маньями пребывала в состоянии эйфории: наконец-то у нее появился близкий и родной человек, целиком и полностью принадлежащий ей. Вскоре Массимо бросил ее без объяснения причин. Однако причина лежала на поверхности: с двух лет Лука страдал полиомиелитом, инфекционным заболеванием, поражающим нервную систему. Мальчик не мог ходить, его ноги были парализованы. И Анна осталась с больным малышом одна.

Анна с сыном Лукой

Герой своего времени, бесподобный Роберто Росселлини, слыл режиссером с большой буквы. Именно он предложил Маньяни роль в фильме «Рим, отрытый город», которая прославила ее. Режиссер и актриса почувствовали влечение друг к другу. Анна знала Роберто не первый год, некогда он работал ассистентом у Алессандрини.

К началу их романа Роберто был женат, у него подрастало двое сыновей. Однако вскоре один из них, Романе, умер, и Роберто окончательно ушел из семьи. Развод в Италии получить непросто. Именно поэтому влюбленные просто жили вместе, имея в паспортах штампы об уже заключенных браках.

Истинные итальянцы, Анна и Роберто не привыкли скрывать своих эмоций: между ними постоянно кипели страсти, и ужиться вместе им оказалось тяжело, - но и друг без друга они не могли. Отношения длились семь лет.

Да, Роберто ушел от Анны, и за этим расставанием наблюдал весь мир, от Европы до Америки. Во время съемок картины «Стромболи» Росселлини влюбился в популярную голливудскую актрису шведского происхождения Ингрид Бергман, у которой имелись муж и ребенок. Поначалу он пытался скрыть этот роман от Маньяни, но та всё уже давно знала - сначала почувствовала, а затем и увидела воочию.

Анна и Роберто Росселлини

Как-то раз Роберто и Анна отправились пообедать в городе Амальфи. Росселлини с нетерпением ждал весточки от Ингрид и попросил незаметно передать ему послание, как только оно прибудет. Письмо доставили прямо к обеду. Взволнованный, Росселлини убрал его подальше от глаз Анны, которая тем временем тщательно смешивала спагетти с соусом. Заметив смущение возлюбленного, актриса поинтересовалась, всё ли в порядке. Услышав, что всё хорошо, она схватила тарелку со спагетти и украсила голову Роберто ее содержимым, после чего хладнокровно удалилась.

Маньяни была готова терпеть разные выходки своего возлюбленного, но только не предательство; таковым она считала измену. Однако даже после того, как Роберто переехал к Ингрид, он не перестал общаться с Анной -тайком присылал ей телеграммы и звонил.

Известный в Италии адвокат Эрколе Грацидеи являлся добрым другом Роберто и Анны, а чуть позже и Ингрид Бергман. Он утверждал, что Маньяни с настоящим мужеством перенесла все невзгоды, которые свалились на нее в то время.

Болезнь и смерть


Во второй половине 1960-х годов у Анны обнаружили рак поджелудочной железы. Это и стало причиной смерти актрисы. Маньяни держалась очень мужественно и продолжала активно работать, однако, почувствовав, что скоро может случиться самое худшее, отважилась на небывалый шаг - позвонила Росселлини и попросила о помощи.

Режиссер вспоминал этот трогательный момент: «Я не могу говорить о ней без огромного волнения. В последние годы мы снова очень сблизились с Анной. И когда она заболела, я написал ей. И Маньяни позвала меня. Я приехал и остался у ее изголовья до конца, держа ее руки в своих».

Анны Маньяни не стало 26 сентября 1973 года, ей было 65 лет. Во время церемонии прощания с актрисой вся площадь перед римской церковью Санта-Мария-сопра-Минерва была усеяна людьми, устроившими своей любимице настоящую овацию. Похоронили Анну в семейной усыпальнице рода Росселлини.
Напишите свой отзыв