Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Павел Кадочников - Лучший отец, лучший дед

Актер Павел Кадочников

Слава Павла Кадочникова была невероятна, его называли баловнем судьбы, легендой советского экрана, главным разведчиком страны. Для меня же он был любимым, самым лучшим дедушкой на свете. Великим волшебником и выдумщиком. Человеком, с которым всегда легко, весело и очень спокойно.

Я помню деда с момента, как стала осознавать себя. Все мое детство и юность были неразрывно связаны с ним и всем, что его окружало. И все, что я знаю о нем, - это его рассказы, дневники, записи и архивы.

...Не могу сказать точно, сколько лет мне тогда было. Новогодняя ночь. Меня отправили спать в детскую. Я слышу, как оставшиеся гости перемещаются на кухню. Значит, дедуля с бабулей пошли спать. Жду минут 15, потом тихонько крадусь в Большую комнату. Там огромная, в потолок, елка. И тут сердце начинает бешено колотиться. Дед Мороз!

Настоящий! В красивой шубе, расшитой блестками, с огромным мешком, из которого он достает подарки и раскладывает под елкой. И я вижу, как он вытаскивает МОЙ подарок. Я точно знаю, что это мне, и именно то, о чем я мечтала весь год. В какой-то момент свет от гирлянды освещает его лицо. Это мой дедуля! И я понимаю, что всегда это знала. Он каждый год превращается в Деда Мороза! Взаправдашнего!

У меня не было разочарования, я не перестала верить в Деда Мороза. Наоборот, гордилась тем, что мой дедуля и есть тот самый Дедушка Мороз, который приходит в новогоднюю ночь и кладет под елку подарки. И всю свою жизнь свято хранила эту тайну. Даже от него самого. Боялась, что, если скажу это вслух, волшебство исчезнет.

Я до сих пор верю, что мой дедуля - великий волшебник: он совершил не одно чудо для многих и многих людей.

Каждое лето мы всей семьей выезжали на съемки того или иного фильма. И были частью съемочного процесса, хотя Павел Петрович шутливо называл нас «довеском». А началась эта традиция в нашей семье еще в начале 40-х, во время войны. Павел Петрович с женой Розалией Ивановной уехали тогда в Алма-Ату, куда эвакуировали киностудию «Ленфильм».

Там, в студийной столовой, молодого актера приметил Сергей Эйзенштейн и пригласил на пробы своей новой кинокартины «Иван Грозный». Для всех членов актерских семей были выписаны пропуска на студию, и, конечно же, Розалии Ивановне не терпелось познакомиться с Великим режиссером. Она пришла в павильон. Там готовили декорации к началу съемок, вокруг сновали рабочие площадки. И вдруг откуда-то сверху Розалия Ивановна услышала:

- Девушка, не двигайтесь, я направлю на вас луч.

Она замерла. А уже через несколько минут со стремянки спустился небольшого роста улыбающийся кучерявый мужчина, пожал ей руку и представился:

- Сергей Михайлович.

Так моя бабушка познакомилась с Эйзенштейном. Знакомство их продлилось до самого ухода Сергея Михайловича, которого в нашей семье называли Сермих. В 1946 году он приехал на дачу в гости к Кадочниковым, оглядел участок и предложил посадить кленовую аллею. Первое деревце будущей аллеи он высадил сам.

Когда закончилась блокада, «Ленфильм» отправили в Ленинград,и Павел Петрович с Розалией Ивановной смогли вернуться в родной город. Правда, всего на два месяца. Дедушку пригласили сниматься в Тбилиси, в первом стереоскопическом фильме «Робинзон Крузо». Бабушка к тому времени уже готовилась стать матерью, до родов оставалось совсем немного. Но она решила поехать с мужем. За сутки до Тбилиси у бабушки начались схватки, им пришлось сойти на станции Кавказская. Там, в привокзальном госпитале, и появился на свет мой отец Петр. Когда добрались до Тбилиси, Павел Петрович написал шуточные стихи:

Удивляться
есть причина -
Вроде ехали вдвоем,
Что за странная картина:
А приехали втроем.


Розалия Ивановна и Павел Петрович никогда не расставались на длительное время. Во все киноэкспедиции они ездили вместе. Хотя поначалу, на курсе Бориса Зона в театральном, их отношения складывались совсем по-другому.

От матери деду достались великолепный слух и бархатный голос. Ах, как он пел неаполитанские песни! Девушкам курса этот голос не давал покоя. А когда молодой человек с ярким румянцем на щеках, в бархатной толстовке с бабочкой, вплывал в аудиторию - несколько разбитых сердец было обеспечено!

Однокурсницы любовно называли его «Павлушенька-душенька» и постоянно крутились вокруг. Кроме одной. Активистка, отличница, примерная Роза Котович не только не обращала внимания на сердцееда, но и неодобрительно фыркала в его сторону: «Кадочников - это вообще!» А тот витал в облаках, мог забыть дома тетради, задумавшись, опоздать на лекции, чем подрывал репутацию образцового комсомольского коллектива. И на одном из комсомольских собраний было принято решение поручить Розе Котович взять шефство над нерадивым студентом. Роза расплакалась. Откуда ей было знать, что это задание перерастет в красивую историю любви!..

Сыновья Павла Петровича связали свою жизнь с искусством. Старший, Константин, родился у Кадочникова еще в институте. Мать мальчика, актриса ТЮЗа Татьяна Никитина, была старше Павла на 10 лет, и, само собой, такой юный папа для сына ей был не нужен. Она заявила сразу: «Никаких встреч с ребенком!» Но Костя сам пришел к отцу в 14 лет. И остался в семье. Мать отдала его в интернат, потому и противилась встречам с отцом: ведь в этом случае все бы открылось, и алиментов ей было бы не видать.

После окончания школы Константин подал документы в театральный институт на Моховой. Правда, под фамилией Никитин: не хотел, чтобы его ассоциировали с великим отцом. Хотя скрыть родство было довольно трудно. Борис Зон, к которому он поступал, сразу же разглядел в молодом человеке и черты своего любимого ученика, и такую же искру таланта. Фамилию отца Константин взял уже после окончания института, поступив в театр имени В.Ф. Комиссаржевской и прослужив там несколько лет.

Младший, Петр, после окончания школы пошел в Политехнический институт и окончил его с отличием. Но гены взяли свое: работая в ОКБ при институте, Петр с коллегами поставили спектакль «Подследственный из Галилеи» по роману Булгакова «Мастер и Маргарита», где Петр сыграл роль Иешуа. Постановка имела огромный успех, после чего Петр пришел к родителям и сообщил о своем желании поступать в театральный. На Ленинградском телевидении он вел программу «Для тех, кто любит кино», снимался, писал сценарии.

Был одним из авторов сценария фильма «Дни затмения» Александра Сокурова и очень бы многое смог сделать в области кино, если бы его жизнь трагически не оборвалась в 36 лет. На отдыхе с женой и друзьями Петр залез на сосну, ветка сломалась, и он упал с высоты трех метров. Так нелепая случайность лишила родителей сына, а меня и сестру - отца.

А через два года от сердечного приступа умер Константин, мой дядя. Павел Петрович сразу постарел на многие годы. Единственное, что держало его, - это любимая работа и внучки, которых надо ставить на ноги...

Я закончила театральный институт, когда деда уже не было. И в память о нем к его 100-летнему юбилею создала Творческую Мастерскую «Династия» имени Павла Кадочникова, где дети и подростки постигают основы кино и театра по программе, созданной на основе дневников Павла Петровича. Династия продолжается, а значит, память о человеке будет жить.

О своем знаменитом дедушке рассказывала внучка актера Наталия Кадочникова.

 319

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий