#
Биография и личная жизнь → Татьяна Пельтцер и Фаина Раневская

Татьяна Пельтцер и Фаина Раневская

Две знаменитые женщины, две талантливые актрисы, два взрывных характера. Казалось, Пельтцер и Раневская не могут сосуществовать рядом. Тем не менее, они дружили много лет и... столько же ссорились.

На календаре конец 1945 года. Хотелось веселья, но в тяжелые послевоенные годы не каждый мог позволить себе праздник. Вдова писателя Михаила Булгакова Елена Сергеевна, известная своими светскими вечеринками на всю столицу, могла.

Вот и в этот раз решила не изменять сложившейся традиции. «Будет маскарад!» - объявила она и пригласила гостей. В числе прочих пришли Фаина Раневская и Татьяна Пельтцер.

Елена Сергеевна предупредила гостей: каждый должен явиться в маскарадном костюме. Нарядились кто во что горазд: крокодилы, моряки, фрейлины...

Фаина Георгиевна пришла в необычной шляпке. Композиция представляла собой гнездо из сена, в самом центре которого красовался гусь. Сначала присутствующим даже показалось, что он настоящий. Раневская произвела фурор. Все подходили к ней и выражали свое восхищение. Но представление еще не было окончено. Когда Фаина Георгиевна села за стол, птица на ее шляпе свесила голову над блюдом и будто стала клевать его. Раздались аплодисменты!

Ровно в эту секунду в дверях показалась другая участница вечера - Татьяна Ивановна Пельтцер. И совершила, казалось бы, невозможное - затмила Раневскую. Костюм актрисы носил название «Урожайный»: голову украшал венок из соломы, а по всему остальному наряду были рассыпаны баранки. Они оказались на запястьях Пельтцер, на ее ушах, платье и его подоле. Говорят, даже на кончике носа дамы «висела» баранка. «Я прямиком с сельскохозяйственной выставки!» - заявила гостья.

Все остолбенели на секунду, а потом разразились одобрительными возгласами. Заставила их замолчать Фаина Георгиевна. Она подошла к Татьяна Ивановне и с ноткой злобы процедила сквозь зубы: «Еще не отменили продуктовые карточки, а вы так позволяете себе обращаться с хлебом!»

Вот только Татьяну Ивановну, кажется, ничуть не задело это замечание. Как ни в чем не бывало она продолжила наслаждаться званым вечером. А потом сняла с себя все баранки и раздала присутствующим. Раневская, увидев это, немного смягчилась. В конце вечера она подошла к сопернице и шепнула на ушко: «Гениально!»

О стычке двух актрис, произошедшей накануне нового 1946-го года, общественности стало известно много позже. О ней рассказал писатель Глеб Скороходов, который близко дружил с Пельтцер. Татьяна Ивановна призналась: баранки ей дала подруга, работавшая на хлебозаводе. Вместе они и соорудили хлебобулочную конструкцию.

В этом была вся Татьяна Пельтцер: она обожала эпатаж и ажиотаж вокруг своей персоны. Несмотря на отсутствие профильного образования, она построила успешную актерскую карьеру, впервые выйдя на сцену в 9 лет. После этого сменила немало театров, причем из одного ее выгнали за «профнепригодность». Пришлось Татьяне Ивановне освоить и простые рабочие профессии - так, некоторое время она была машинисткой на заводе.

В жизни, так же как в кино и на сцене, Пельтцер отличалась открытостью и простотой, хотя близко к себе подпускала немногих. Например, в «Ленкоме», где она служила долгие годы, почти ни с кем не была на короткой ноге. А вот Александра Абдулова приняла сразу! Их в шутку называли «бабушка и внучок» - так тепло артисты относились друг к другу.

Всю свою жизнь Татьяна Ивановна оставалась модницей и следила за собой. Любила бывать в ресторанах и никогда не отказывалась, если предлагали сыграть в карты. С видом знатока актриса держала в одной руке карты, а в другой дымящуюся сигарету. Присутствующие обычно с интересом наблюдали за игрой. Компания была разношерстная, но в ней ни разу не была замечена Фаина Раневская. Подобные мероприятия она считала вульгарными.

Точно не известно, где именно познакомились две артистки. Вероятнее всего, в театре или на одной из театральных тусовок, которые Пельтцер посещала с удовольствием, а Раневская лишь по острой необходимости.

Больше всего Фаина Георгиевна любила одиночество. Это пошло ещес детства, когда остальные ребята ходили в школу, а она оказалась на домашнем обучении. Тогда-то она и познакомилась с музыкой и танцами, с тех пор искусство прочно вошло в ее жизнь.

Они часто созванивались, обменивались визитами. Бывало, ссорились, подшучивали друг над другом. Заклятые подружки!

Как и Пельтцер, Раневская сменила за свою жизнь немало театров. Покидала их, как правило, со скандалом - характер у нее был тяжелым. Всегда гнула свою линию, отказывалась идти на уступки, а еще обожала язвительные высказывания, которые ранили больно и глубоко.

Непростой нрав проявлялся и на съемках. Зато режиссеры знали: уж если они берут Раневскую, успех картине гарантирован. Впрочем, сама Фаина Георгиевна сниматься не любила, предпочитая театральные постановки. Про кино она говорила: «Деньги съедены, а позор остался».

Со стороны Раневская казалась слегка нелюдимой. Сама артистка не скрывала: обществу людей она предпочитает общество собак. Последние годы у нее в квартире жила подобранная где-то дворняга - пес по кличке Мальчик. Его Фаина Георгиевна любила без остатка и больше всего переживала, кто же будет за ним ухаживать, если ее вдруг не станет.

Дружить с актрисой могли немногие. За ее талантом окружающие предпочитали наблюдать со стороны и лишь некоторые осмеливались к нему прикоснуться. Среди последних была и Татьяна Пельтцер.

Те, кто лично знал Пельтцер и Раневскую, поражались: какими похожими они были и какими разными одновременно. Обе воплощали на экране яркие роли, но каждый раз второстепенные. К обеим слава пришла лишь в зрелые годы. И той, и другой так и не удалось обрести семейное счастье: после себя женщины не оставили потомства. При этом блестяще играли роли мам и бабушек. Однажды даже пошутили на этот счет.

Раневская сострила: «И вам, и мне все время выпадает играть старух!» - «Прошу заметить, счастливых старух!» - поправила ее Татьяна Ивановна. Некоторые пересечения были и вовсе удивительными. Например, Татьяна Пельтцер в Театре сатиры играла домоуправительницу Фрекен Бок в спектакле «Малыш и Карлсон», а Раневская озвучила ее же, но в мультфильме.

Однако имелись и серьезные различия. Раневская определенно была более жесткой и бескомпромиссной, тогда как Татьяна Ивановна, хоть и могла сказать крепкое словцо, остывала довольно быстро, была терпимой и снисходительной.

Поразительно, как вообще эти две яркие личности могли уживаться вместе! По словам очевидцев, ссорились они чуть ли не каждую неделю, но быстро мирились: не могли долго не общаться. Тот инцидент в новогоднюю ночь стал едва ли не единственным, когда актрисы не разговаривали друг с другом...

Отошли в мир иной подруги с разницей в восемь лет: первой умерла Раневская, которая была старше Пельтцер. И ту, и другую подвело сердце, причем в обоих случаях ситуация была осложнена пневмонией. Вот такое совпадение.
  • 0
  • 0

Комментарии к материалу

Оставить комментарий