Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Николай Караченцов - возвращение

Актер Николай Караченцов

За эти месяцы мы узнали Николая Караченцова лучше, чем за все годы его карьеры. Поняли, что он - супермен не только на экране. Но самое страшное позади. Он возвращается, к друзьям, к зрителям.

В 2004 году, 21 октября, Николай Петрович Караченцов отпраздновал свой 60-летний юбилей. Спустя всего несколько месяцев произошла трагедия. В феврале 2005 года Караченцов ехал на своем автомобиле по шоссе, когда колесо неожиданно попало в выбоину. Николай Петрович не справился с управлением, и машина врезалась в столб. Караченцова увезли в больницу с тяжелыми травмами.

Несколько дней врачи боролись за его жизнь. Потом Николай Петрович долго находился в коме. Но Караченцов победил. Он возвращается к нормальной жизни -к друзьям, работе, спорту. Николай Петрович всегда жил так, словно готовился к этому решительному бою. И невозможно себе представить, что он мог его проиграть.

Караченцов фантастически трудолюбив. На его счету больше шестидесяти фильмов - боевиков, драм, комедий, мюзиклов - и сотни спектаклей. Он один из самых любимых актеров Ленкома, куда пришел еще в 1967 году после окончания школы-студии МХАТ. Даже друзья Николая Петровича, знающие его много лет, по-прежнему поражаются его энергии, силе воли и таланту.

Армен Джигарханян, актер и режиссер:

- Я познакомился с Колей давно, когда он только пришел в Ленком вместе с группой молодых артистов. Их было много - всех не помню. Но Коля навсегда остался в моем сердце. Я называл его Коляня или Коко. Они репетировали «Прощай, оружие!», тогда мы и познакомились. Потом был спектакль «Дым отечества», где он сыграл роль моего брата. Это была для меня первая радостная встреча с ним.

Потом я ушел из театра, и мы долго не встречались, как-то отдалились друг от друга. Хотя в Ленкоме даже в одной гримерной были. Но Коля очень интересный человек. И сложный, как все одаренные люди. Есть в нем какая-то трепетность. Кстати, я вот все говорю «Коля, Коля», а однажды очень удивился, узнав, что у него взрослый сын, что Коля - уже дедушка!

Владимир Еремин, актер, продюсер:

- Мы встретились на проекте «Пространство для маневра», где играли двоих друзей. Коля производил впечатление шаровой молнии. Он -человек, живущий в невероятно высоком темпе, очень бурной жизнью. Картина снималась в Питере, и его, по-моему, первый раз в жизни поселили в очень престижную гостиницу, в номер люкс. Коля оставил там сумку, поехал на съемку, потом к друзьям, остался у них на ночь, а утром снова вернулся на съемочную площадку. И так все три дня. В своем шикарном номере он за это время, по-моему, так и не появился.

Армен Джигарханян:

- Мы не знаем, какой запас энергии у этого человека, на каких батарейках он живет. Однажды у нас был выездной спектакль, и мы оттуда возвращались на электричке. Я до сих пор помню, как Коля на каждой остановке выскакивал и бежал по платформе, делая вид, что опаздывает. И я понял, что это у него такой способ жить.

Владимир Еремин:

- Как только у Коли появлялось хотя бы минут пятнадцать свободного времени, он моментально засыпал - где угодно, в автобусе или на съемочной площадке. А когда его будили, вскакивал абсолютно свежий и бежал в кадр. Ему всегда удавалось спать толькр урывками.

Николай Астапов, руководитель школы степа, в прошлом - каскадер:

- Если у него есть какая-то цель, он все бросит, обедать не пойдет, и пока своего не добьется - не успокоится. Я сначала думал, что разговоры о его работоспособности - преувеличение. Но однажды понял, что это чистая правда. Мой товарищ Сережа Роженцев снял фильм, и я попросил Николая его озвучить. Караченцов прилетел с концерта в час ночи, и, не заезжая домой, приехал на киностудию.

А утром у него - репетиция. На износ работал. Другой человек не выдержал бы этого адского темпа. А он говорил: «Я по-другому уже не могу!»

Борис Ноткин, телеведущий:

- Мне кажется, в жизни Караченцова был какой-то период, когда он очень хотел работать, а ему не давали играть, не приглашали на роли. В конце концов Николай все-таки прорвался, но не забыл этого чувства «голода по работе». Поэтому когда вдруг появилась возможность без конца сниматься и выступать, он уже не мог остановиться.

Караченцов однажды сказал: «Мужик не имеет права жаловаться». Николай Петрович действительно никогда не жалуется: ни на чудовищные нагрузки, ни на внимание поклонников, которое иногда становится назойливым. Зрители видят на сцене и экране «рубаху-парня», к которому всегда можно обратиться за советом или попросить о помощи.

Из-за этого актер несколько раз чуть не стал жертвой аферистов, пытавшихся воспользоваться его доверчивостью. Как любому публичному человеку, Караченцову пришлось учиться защищать себя и своих близких. Он по-прежнему очень открытый человек, но в то же время может быть жестким и непримиримым.

Николай Астапов:

- Если человек ему не нравится, Караченцов найдет массу причин, чтобы с ним не общаться. Он очень принципиальный. Самое страшное для Николая - обман и предательство. Стоит обмануть его один раз - и все, с этим человеком он больше никогда не будет общаться. Даже имя перестанет упоминать. А если есть такая необходимость, всегда может просто осадить. Негрубо, но очень тактично.

Армен Джигарханян:

- Думаю, в нем есть некоторая доля непримиримости к тому, что ему не нравится. К тому же он не очень тусовочный человек.

Анна Большова:

- Николай Петрович всегда умел общаться с людьми. Но он защищается от навязчивости. Популярные актеры привлекают к себе множество самых разных людей. И каждый защищается, как может. Форма защиты Николая Петровича удивительно незаметна. Он очень аккуратно умеет сохранять дистанцию, хотя всегда доброжелателен.

Владимир Еремин:

- Его совсем не затронула коррозия звездной болезни. С друзьями он всегда простой, демократичный, доступный. В этом смысле он не менялся.

Анна Большова:

- С ним просто невозможно быть в плохих отношениях. Первый раз с Николаем Петровичем я пересеклась на съемках фильма «Идеальная пара», где играла роль проститутки. Я очень переживала и смущалась. На самом деле это, конечно, был обычный непрофессионализм. Пришла на пробу костюма, а Николай Петрович уже там сидел. Я смутилась: «Здравствуйте! Вот, пришла проститутку играть». Видимо, моя неуверенность была настолько очевидна, что Николай Петрович сказал: «Мать, послушай, ну ты ж артистка! Это ж роль такая!» И мне это очень помогло психологически.

А позже я вводилась в «Юнону и Авось», и довольно быстро поняла, что у меня появился близкий человек. За два часа спектакля мы проживаем очень личную историю. В результате я поняла, что ужасно его люблю. С его стороны я тоже чувствовала к себе какое-то теплое, нежное отношение.

Он очень быстро стал «своим» человеком. Человеком, у которого всегда можно спросить совета. Или даже ничего не говорить - просто знать, что рядом всегда есть крепкое плечо Николая Петровича. Например, всегда безумно приятно, когда он тебя благодарит за спектакль. И это не дежурное «спасибо». Я знаю, что это действительно благодарность за приятную работу. В конце концов Николаю Петровичу есть с чем сравнивать.

Когда у него был юбилей, мне, естественно, очень хотелось что-то подарить. Но я не знала, что именно. Поэтому подошла к нему и сказала: «Ничего не буду вам сейчас дарить - не хочу, чтобы это было формально. Вот когда придумаю подарок, тогда и подарю». Николай Петрович, конечно, начал: «Ты что! Не надо ничего дарить!» А потом я нашла шарф - очень красивый и мягкий, темно-голубого цвета.

Взяла нитку, которая идеально подходила к шарфику, и вышила на нем: «Заслонивши тебя от простуды» (фраза из мюзикла «Юнона и Авось».). И пока шила, смотрела на этот кусочек нитки и думала: «Боже мой! Если мне ее не хватит, я нигде не найду такую же». Фраза закончилась буквально на последнем стежке. И я подумала: "Какой это добрый знак!"

Караченцов начал играть в нино еще в конце 60-х. Его дебютом стала картина «...И снова май!» В 70-е вышли на экраны «Старший сын», «Собака на сене», «Приключения Электроника». К началу 80-х популярность его стала действительно всенародной. Режиссер Алла Сурикова называла его персонажей «положительными, благородными, справедливыми, любимыми народом». Одним из них стал герой рок-оперы «Юнона и Авось», поставленной в Лен коме в 1981 году С тех пор история любви дочери коменданта североамериканской крепости Сан-Франциско Кончиты Аргуэльо к начальнику первой русской кругосветной экспедиции Николаю Петровичу Резанову не теряла своей популярности.

Со временем роли Караченцова становились более богатыми, глубокими, многоплановыми. Но больше всего Николай Петрович известен по созданным им образам крепких и простых задиристых мужиков. Таких, как в кинофильмах «Две стрелы. Детектив каменного века», «Батальоны просят огня», «Криминальный талант» и конечно же «Человек с бульвара Капуцинов».

Армен Джигарханян:

- Он высокий профессионал, а это один из важных факторов востребованности. Он, грубо говоря, актер «без понтов», всегда понимающий, что ему нужно. С такими людьми удобно работать. Хотя удобно - не самое подходящее слово.

Владимир Еремин:

- Он всегда не только блестяще знает текст и помнит все предложения режиссера, но и обладает мощным импровизационным даром. И всегда предлагает какие-то свои варианты, причем сразу несколько. В этом и заключается профессионализм.

Особое место в жизни Николая Петровича занимает спорт. Анна Большова вспоминает, как в перерывах «Юноны и Авось» граф Резанов в гриме смотрел в коридоре футбол. А любовь Караченцова к теннису давно уже стала притчей во языцех: он играл везде, где только удавалось. И это не говоря о трюках, которые он выполнял на сьмочной площадке, отказываясь от услуг дублеров.

Николай Астапов:

- В фильме был эпизод, где он должен был подпрыгнуть, схватить меня ногами за голову и сделать кувырок. Караченцов рассмеялся: «Вы что, меня угробить решили?! Мне послезавтра спектакль играть». Но когда Саша Иншаков ему подробно рассказал, что это за трюк и как его выполнять, Николай сразу поверил: он может это сделать. И в итоге сделал блестяще.

Алла Сурикова:

«Многие трюки, особенно если речь шла о герое Караченцова - Билле Кинге, начинались одинаково: «Давай на спор сделаю сам!» Николай Петрович ударял с кем-то из каскадеров по рукам и начинал этот трюк азартно репетировать. Однако «производственных травм» ни у актеров, ни у каскадеров не было».

Николай Астапов:

- По утрам он делает зарядку: занимается с потрепанным эспандером, который всегда возит с собой, отжимается и, лежа на спине, делает «ножницы». Сто раз - запросто. Я не верил, пока сам не увидел.

Борис Ноткин:

- Когда у Ленкома были гастроли в Юрмале, мы с ним договорились играть в теннис в 9 утра - позже у него была репетиция. Я захожу за Николаем в гостиницу, а его жена Люда говорит: «Знаешь, вчера после спектакля местные устроили прием, и мы вернулись в 4 утра». «Ладно, - отвечаю, - Я пойду тогда. Ничего страшного - пропустим сегодня день». А Люда мне: «Нет, он строго-настрого велел разбудить!» И вот, поспав всего 5 часов, он на корте...

Николай Астапов

- Мы были на одном фестивале. Постоянные приемы, праздники... Обычно все спят до обеда. А Коля уже в 11 утра шел весь мокрый с корта.

Борис Ноткин:

- Однажды мы играли против Ельцина и Тарпищева. Тарпищев очень хорошо играет и к тому же все время разминается с профессионалами. Конечно, можно было очень жестко играть на Ельцина. Но тогда и Шамиль начал бы играть в полную силу. Поэтому Тарпищев давал играть нам, а мы давали играть Ельцину. Но в том, что мы проиграем, у нас с Колей не было никаких сомнений.

Шамиль Тарпищев тогда назначил встречу на 12 часов. Ельцин должен подъехать к половине первого. Мы все собрались, а Коли нет и нет. Оказалось, он пообещал главному редактору журнала «Теннис+» Олегу Спасскому, что возьмет его с собой. А Олег немного заблудился. Любой другой на месте Коли, зная, что едет к президенту, не стал бы ждать. А Караченцов дождался Спасского и приехал за три минуты до Бориса Николаевича. Представляете, какое чувство локтя у человека? Личные отношения для него важнее любой политики.

Он не очень любит развлекаться - да и времени у него на это нет. Но если какой-то приятель просит его прийти, чтобы поднять статус мероприятия, то он не отказывает и приходит. Не для своего удовольствия, а чтобы поддержать друга.

Сейчас, спустя почти год после аварии, друзья Караченцова говорят, что его выздоровлением мы обязаны не только физической подготовке Николая Петровича и упорству, с которым он боролся за жизнь. Не только подвигу врачей, буквально вытащивших его с того света. «Главным реабилитологом» Караченцова называют его жену, актрису Людмилу Поргину.

Владимир Еремин:

- Она - бесконечно преданный Коле человек. Хотя преданных много - одного этого недостаточно. Но такого запаса энергии, как у Люды, я ни у кого не встречал. Это настоящий ядерный реактор. Я ей однажды сказал, что если бы случилось что-то ужасное и Коля погиб в той машине, она бы приехала и он все-таки воскрес. У Люды была бешеная вера в его выздоровление. Чуда не произошло, просто она вымолила Колю у Бога, несколько месяцев простояв на коленях. В это можно верить, можно не верить. Но я, например, верю.

Борис Ноткин:

- Люда - его постоянный источник вдохновения. Однажды мы играли с Колей в теннис. Пришла Люда - и он заиграл в пять раз лучше. Или по шли куда-то вечером. Коля отдыхал, сидел вялый но появилась Люда - и у него загорелись глаза Начал рассказывать всем что-то очень интересное Это же надо - иметь жену, благодаря которой все время хочется быть лучше!

Благодаря Людмиле Николай Петрович стал поправляться: он общается с друзьями, много двигается и даже обвенчался с женой - в тридцатилетнюю годовщину свадьбы. Друзей Караченцова расстраивает только, что он по-прежнему очень много курит.

Владимир Еремин:

- Одну от другой прикуривает. Правда, сейчас не «Приму» - ему дают сигареты с фильтром. У меня была слабая надежда, что нет худа без добра и он все-таки бросит курить. Да где уж тут...

Беседовал: Андрей Захарьев (2005 г.)

 557

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий