Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Михаил Боярский - "Все равно я круче всех"

Актер Михаил Боярский

Вот уж чисто Питерский коктейль: интеллигент и страстный болельщик "Зенита" в одном стакане. Актер Михаил Боярский прославился благодаря культовому сериалу и недолюбливает сериалы. Не чурается шоу-бизнеса, но требует к себе особого отношения. «Всесоюзный Д'Артаньян», кажется, и сегодня готов обнажить шпагу за честь близких людей и при этом терпим к человеческим слабостям. Любимец женщин и образцовый глава семейства одновременно.

Вы - не в начале и не в конце, а в самой середине уникальной актерской династии...

Сколько себя помню, я всегда был в театре. Мама меня постоянно возила к отцу, она готовила и приносила ему еду в театр. Тогда было принято между спектаклями есть в гримуборных. Отец мой, Сергей Александрович Боярский, был очень одаренным артистом, наверное, он самый одаренный из всей большой семьи Боярских. У него сложная судьба, несколько раз его не принимали учиться, поскольку он был сыном священника.

Мой дядя Коля, впоследствии народный артист России, в институт поступил сразу, как только вернулся в 1945 году с фронта, с медалями и орденами. Третий из Боярских, мой дядя Алексей, тоже стал актером. А вот четвертый Боярский, Павел, был танкистом и дошел до Берлина, но он стал научным сотрудником.

Отец учился у прекрасного педагога Сушкевича, представителя старой русской актерской школы, а потом всю жизнь играл в Театре имени В.Ф. Комиссаржевской. Сыграл тысячи ролей, у меня дома хранятся целые чемоданы фотографий его персонажей. Он был очень разносторонним артистом, играл все, от острой комедии до высокой трагедии. А перед смертью репетировал роль Иоанна Грозного.

Они снимались в кино?

Нет, все они сугубо театральные актеры, и в их глазах кино было совершенно неприемлемой халтурой.

Не видели они некоторых нынешних образчиков...

Дядя Коля -он, правда, сыграл роль Козлевича в фильме «Золотой теленок», том, в котором играл Сергей Юрский. Мама моя, Екатерина Михайловна Милентьева, работала в ленинградском Театре комедии. Очень интересная была актриса. Ей нельзя было рожать детей, она давала подписку, и после моего рождения ее творческая карьера, к сожалению, закончилась. Но вот она снималась в кинофильмах -«Доктор Калюжный», «Фронтовые подруги». Пока я был маленьким, она не работала, а позднее еще успела поработать режиссером на ТВ.

Родители не хотели, чтобы вы стали актером?

Когда мне было 5 лет, они решили, что я должен стать пианистом. Решение принимал, естественно, не я. Мне наняли репетитора, и перед поступлением в музыкальную школу при консерватории я года полтора занимался дома. Мы жили на первом этаже, в коммунальной квартире. Помню, как пианино втаскивали к нам в окно, в дверь оно не входило. Пианино было взято напрокат, так как средств на его приобретение не было. Я успешно сдал экзамены и успешно закончил школу.

В дальнейшем вам это пригодилось.

Очень сильно. Наверное, я один из немногих артистов, имеющих профессиональное музыкальное образование. Позже я пошел не в консерваторию, а в театральный, но, вероятно, из меня профессионального музыканта не получилось бы, я человек не очень усидчивый. Хотя до 8 класса я подавал очень серьезные надежды, но потом повернул на рок-н-ролл, на «Битлз» и прочее в том же духе. А классика и эстрада не очень совместимы, как известно.

В театральный с вашей-то фамилией поступили, наверное, легко?

Не скажу, что легко. Родители были против. Мама сказала, что это неприемлемо. Столько сил, денег и нервов потрачено на музыку, и вдруг все коту под хвост. Отец в это время был на гастролях, а тогда гастроли были длительными.

Я приготовил большую и достаточно наивную программу. Как сейчас помню, я читал лирические стихи Есенина, чеховского «Хамелеона», басню Крылова. В приемной комиссии мне посоветовали сменить стихи на что-то менее лирическое, чтобы я мог проявить свой темперамент. А я читал нечто типа «утром в ржаном закуте, где златятся рогожи в ряд...» В итоге я все же прошел, хотя и не первым номером. Как я позднее узнал, меня брали на амплуа лирического героя.

Но актерская династия свою роль сыграла?

Я думаю, да. В Ленинграде все знали семью Боярских. Но важную роль также сыграло и то, что я вполне профессионально играл на фортепиано. Я при поступлении играл Моцарта, Рахманинова и т.д. и очень всем понравился.

Но я схитрил, сдав документы и в Ленинграде, и в Москве. В Москве я пытался поступить к Масальскому и, кстати, был принят и там. Но когда я вернулся домой и хотел забрать свои документы, мне сказали: «Ну как вам не стыдно?! И отец, и дядя, и тетя - все учились здесь, а вы собираетесь уехать в Москву?»... Ну, я и остался. А потом, под крылом у родителей было лучше. Но когда зачитывали список поступивших, перечисляли всех от «А» до «Я», меня не назвали, назвали только в самом конце. Я очень занервничал, но все обошлось.

В институте я был довольно средним студентом, никаких особых надежд не подавал. Многие с курса уже снимались в кино, чему я очень завидовал, а меня никуда не брали. Более того, после института я показывался во всех театрах Ленинграда, и меня не приняли нигде.

Но потом вы все же оказались в Театре имени Ленсовета, который и ныне знаменит своими актерами, многие из которых активно снимаются в кино: Пореченков, Хабенский, Анна Ковальчук. Как складывалась ваша театральная карьера?

Когда отец работал в театре имени Комиссаржевской, в труппу к ним пришла совсем еще молодая Алиса Фрейндлих. Я ее знал, будучи еще ребенком. Когда я пришел в театр, Алиса Бруновна была там единственным знакомым мне человеком. И я с ней все время здоровался: «Здравствуйте, тетя Алиса!» В конце концов она позвонила моим родителям и сказала: «Скажите своему балбесу, чтобы он меня тетей не называл!» Я начал ее звать Алиса Бруновна, на что она сказала: «Прекрати, какая я тебе, к черту, Бруновна, зови меня просто Алиса». У меня долго это не получалось, но в итоге я все же это освоил, я вообще сложно перехожу на «ты».

Свою роль в том, что меня взяли в этот театр, сыграло и то, что Игорь Петрович Владимиров, режиссер Театра имени Ленсовета, был человеком, увлекающимся музыкой, и ему был интересен музыкальный актер. К тому же один парень, игравший в музыкальном спектакле, уходил в армию, и был нужен человек на замену. Там было нужно играть на гитаре, а я играл.

Поначалу участвовал в 36 спектаклях в месяц, был занят во всех спектаклях театра; ввелся в массовку, в роли второго плана. Опытные актеры все сбросили на меня, в итоге я быстро вошел в ткань театра. Это было и хорошо, и плохо. Поскольку вскоре пошли первые предложения играть в кино, и мне трудно стало сочетать кино и театр.

Одна из первых моих ролей была сыграна в фильме «Мосты» на Молдавской киностудии. Там я снялся во время своего отпуска, и с этим фильмом проблем не было. Потом снялся в Ленинграде в эпизодической роли в «Соломенной шляпке». После этого, хотя Владимиров меня и «отмазывал» несколько лет от армии, так как я уже играл в театре главные роли, в 25 лет меня все же забрали. Одновременно с Никитой Михалковым и другими молодыми актерами - всех нас замели под гребенку. Меня призвали в часть, расположенную недалеко от Ленинграда, у северо-западной границы.

Дедовщина уже была?

Мне было 25 лет, а ребятам по 18. Но я служил в музвзводе и дедовщины как таковой не видел. Были нормальные отношения. Наоборот, я пресекал все попытки порабощения старослужащими молодых солдат. Но в основном вокруг были веселые бездельники, которые «косили» от настоящей службы. Потом, когда был в увольнении, я приехал навестить родителей, пошел на «Ленфильм», посмотреть, что в мире делается, и случайно попал на пробы «Старшего сына».

И этот фильм стал для вас серьезным рывком в карьере?

Тогда слова «карьера» не было. Актерство было служением Мельпомене. Зарплаты актерской хватало только, чтоб с голоду не умереть. После проб я ушел дослуживать, и, пока я три месяца дослуживал, меня утвердили на роль.

Снимался с огромным удовольствием. Вампилов был лучшим драматургом той эпохи. Я впервые был рядом с Евгением Леоновым, человеком-легендой, самым популярным артистом страны; рядом с Колей Караченцовым. Он тоже был тогда начинающим артистом. Очень многому научился, работая на этом фильме. На премьере в Доме кино в Москве ко мне подошел Лев Дуров и сказал: «Молодец, хорошо получилось». Он, наверное, этого и не помнит, а для меня тогда это было важно.

Звонки с приглашениями начались после выхода «Старшего сына»?

Сразу - нет. Позже приглашения начались, но я был крайне занят в театре и в основном отказывался. Потом пригласили в фильм «Мама», совместный советско-румынско-американский проект, и меня туда направили практически в приказном порядке. Пришла телеграмма с «Мосфильма» в приемную Владимирова, с фразой: «Боярский утвержден, извольте освободить время для съемок». Но в основном я мотался на съемки в свое свободное время. Потом началась работа в фильме «Собака на сене», и тоже более или менее безболезненно для работы в театре, снимали в основном в павильоне в Питере, были досъемки в Ялте. Но вот с «Мушкетерами» уже начались проблемы...

Владимирова ваша съемочная деятельность стала напрягать?

В фильме было три серии, и меня Владимиров поначалу отпустить отказался. Он сказал: «Миша, ты выбирай: либо театр, либо кино». Потом приехал директор картины Цивилько, о чем-то поговорил с Владимировым, и меня отпустили. Составили расписание съемок так, чтобы подстроиться под мою работу в театре. Раньше в Москву летало самолетов 60, каждые 10 минут. И до Одессы было рейсов 12. Поэтому свободное время можно было использовать достаточно интенсивно.

То есть жили в caмолетe?

Не только в самолете, а в основном в поезде. Да и сейчас так же живу. После «Мушкетеров», «Собаки на сене» предложения сниматься посыпались как из рога изобилия.

Но реакция на «Д'Артаньяна и трех мушкетеров», который ныне стал советской киноклассикой, была неоднозначна. Гафт даже эпиграмму написал...

Я не могу дать оценку этому фильму. В то время мне его сложно было воспринимать как нечто целое. Первая реакция на фильм была негативная, и пресса была негативная. Но показывают его и по сию пору. С партнерами по картине мы постоянно общаемся, снимались в картинах и «Десять лет спустя», и «Двадцать лет спустя».

После фильма мне предлагали перейти в другой театр, переехать в Москву, возглавить какую-то музыкальную команду. Приглашали сопровождать футбольные команды, разрешили ездить за рубеж.

Часто участвуете в группах поддержки?

Да, я довольно часто бываю на спортивных мероприятиях. Особенно на соревнованиях по футболу. И нередко поздравляю наших спортсменов с их победами. А вообще на стадион хожу «с младых ногтей», еще когда был совсем маленьким, ходил со своим отцом, а сегодня передаю эту эстафету своему сыну Он тоже увлекается футболом, но больше как зритель.

А серьезно спортом я никогда не занимался и не собираюсь заниматься. Но если это надо будет для картины или для спектакля, займусь любым. Я же никогда не ездил верхом, но артист должен уметь обманывать зрителя. Не будучи спортсменом, заставить поверить, что он спортсмен. Так что мое дело - заставить поверить, что я баскетболист, пловец, каскадер или фехтовальщик.

А когда впервые запели в кино?

Все началось с фильма «Мама». Я начал петь на встречах со зрителями перед демонстрацией этого фильма, за это платили целых 10 рублей, а а для меня тогда это были огромные деньги... Потом началась работа с Геннадием Гладковым, Максимом Дунаевским, песни которых составляют немалую часть моего репертуара. Он по большей части состоит из песен из кинофильмов.

А сольные концерты когда попробовали делать?

Я ничего не пробовал. На меня сразу налетело безумное количество администраторов, которые стали за меня делать все что угодно: приглашали музыкантов, составляли репертуар, возили на стадионы и т.д. Меня взяли за шкирку, как котенка. Я мог бы вообще спокойно бросить театр и жить на доходы от концертов. Но я полагал, что слишком мало сделал в театре, поэтому вскоре забросил и эстраду,.и кинематограф. Сегодня я уже просто могу выбирать. Но вскоре пришла пора шоу-бизнеса, качество эстрады резко упало, и интерес к этому делу упал и у меня, да и у публики тоже.

А как возник ваш театр «Бенефис»?

Он появился на новой волне, когда начали создаваться новые театры, существует он и по сей день. Мы в нем играем антрепризный спектакль «Интимная жизнь». Раньше от театра работали и Валера Леонтьев, и Цой, и Образцова, и западные артисты. Получилась своеобразная альтернатива Ленконцерту; был юридический адрес и возможность работать от нашего театра. Это было удобно.

Вначале мы работаем на популярность, потом она работает на нас. Когда у вас настал такой момент?

Я никогда не подстраивал себя под это клише, хотя зерно правды в нем есть. Думаю, что просто нужно работать постоянно, все время подпитывая собственную популярность. Новые песни, телепередачи, новые фильмы, спектакли в этом помогают. А вообще думаю, что после «Мушкетеров» пошел серьезный рост моей популярности.

Где вы снялись за последнее время?

С кинематографом у меня отношения на «Вы». Из не вышедших пока работ - роль в сериале про Шерлока Холмса. Там закручена интрига и происходит много всяких преступлений, сами скоро все сможете посмотреть. Часто приглашают и в сериалы. Но я, как правило, отказываюсь сниматься, мне это не интересно, и, самое главное, этот продукт вредно смотреть.

Но ведь многих актеров сериалы хорошо кормят.

Я на этом молоке уже один раз обжегся. (Улыбается.) Я снялся у Астрахана в сериале «Зал ожидания». У нас вышел спор. Мне сказали, что 11 серий они отснимут за 10 дней. У меня волосы встали дыбом -мы три серии «Мушкетеров» снимали полтора гола. Я не думал, что такое возможно. И я поспорил на какие-то сумасшедшие деньги, что если не уложитесь, то заплатите мне столько-то. А если успеете, я буду работать бесплатно.

Успели?

Они все сняли за 9 дней. Я был потрясен, потому что там играли Тихонов, Ульянов, Усатова, Костолевский. Я искренне думал, что это серьезная интересная творческая работа. Передо мной положили толстенную папку с текстами... Одна папка была отработана за один день, вторая на следующий и т.д. Но естественно, качество страдало. Поэтому в подобного рода работы я уже больше не включаюсь.

Достойных сериалов немного...

Сейчас становится больше, иногда даже хорошие появляются, а иногда -просто чудовищные. Сейчас на сериалы меня перестали приглашать, зная, вероятно, мое отношение к этому делу. Вообще же для меня прочесть папку со сценарием толщиной иногда в 40 сантиметров - это целая история. Я лучше Гоголя или Чехова почитаю.

Ведь сейчас в вашем родном Питере целые сериальные бригады сложились. Снимать там дешевле, вот люди туда и едут...

Большое видится на расстоянии. Я не знаю, чем это закончится. Когда по ТВ ежедневно идут 5-7 сериалов с одними и теми же артистами... Я их особо не смотрю и специалистом по сериалам себя не считаю. Но я людей не осуждаю. У всех есть семьи, нужно жить, нужно зарабатывать деньги, вот и снимаются во всяком мусоре.

Михаил, а в западных фильмах вам предлагали сниматься?

Предлагали. Когда я снимался в Румынии в фильме «Мама» в роли Волка, ко мне подошли продюсеры из Голливуда и предложили у них сняться в эпизодической роли. Это когда меня в Румынию-то не выпускали, полгода оформляли документы и следили двое ребят из КГБ, а тут такое приглашение в США. Конечно, я подозвал директора. Он сказал: «Ты, как комсомолец, пошли их к чертовой матери, империалистов поганых, чтобы духу их не было на площадке!» Вот чем закончилось мое приглашение в Голливуд.

А позже, в новой России?

Нет, никаких серьезных приглашений не было. Да я бы и не поехал. Я слишком связан с русскою почвой. Вообще я раньше часто ездил с концертами, со спектаклями в США, выступал перед эмигрантами. Но больше не поеду. Мне там не интересно.

Добрая половина фильмов, в которых вы снялись, претендует на звание блокбастеров. На Западе вы были бы миллионером только за счет отчислений от показов.

Что-то доказывать бессмысленно. Зачем тратить нервы? Практически нет такого дня, чтобы меня не показывали по ТВ в фильмах, в которых я снимался раньше. На Западе везде за это платят. Но я же не буду устраивать революцию. Лучше смириться с этой идиотской ситуацией и не бунтовать. Наверное, когда-нибудь все нормализуется. Но я и без этого здесь живу хорошо, большего мне не надо. Вообще таких нищих артистов, как у нас, нет нигде в мире, и эта ситуация явно заслуживает обсуждения в Думе.

В После фильма «Адмирал» ваша дочь Лиза стала настоящей кинозвездой. А как сейчас у нее обстоят дела?

Подробности лучше у нее узнайте. Елизавета трудоголик, раньше она все силы бросала на театр и кинематограф, а теперь, после рождения сына, у нее на первом месте ребенок. Мы с ней об этом говорили. О том, что все в этом мире преходяще, в том числе и популярность и громкие роли, а вот семья должна быть все-таки на первом месте. Хотя она даже сейчас продолжает сниматься. Вообще, нужно уметь ждать материала, который не стыдно показать зрителю. А тратить свою жизнь на однодневки - смысла нет.

Но она как раз сыграла несколько очень сильных ролей, и в кино, и в театре. Что, предлагают только достойный продукт? Просто она все время отказывается от осетрины второй свежести. Ведь стоит один раз сняться в какой-то ерунде, и все - на тебе уже будет определенное клеймо. Не отмоешься потом.

А ваш сын Сергей - он чем сейчас занимается?

Он, как и я, закончил музыкальную школу при консерватории. Занимался рок-музыкой, писал песни, выпустил несколько пластинок, одно время работал в строительном бизнесе. А в настоящее время он является генеральным директором телеканала «Санкт-Петербург».

В Обычно актерские семьи непрочны. Люди сходятся, расходятся по много раз. Вы с вашей супругой Ларисой живете вместе уже много лет. Что вам помогает сохранить брак так долго?

Она по сию пору работает в Театре имени Ленсовета, где мы некогда и познакомились:

Мы с ней и сегодня вместе играем в спектакле «Интимная жизнь», с которым уже полсвета объездили. Два раза в месяц мы его играем в Москве и три раза - в Петербурге. А залог стабильности нашего брака в том, что он нормальный и естественный. В нем не было соображений выгоды, материальных соображений. Мы друг другу нравились и нравимся до сих пор.

Ваш экранный образ - это образ «романтического любовника». А женщины часто объясняются вам в любви?

Был период, когда письма мне носили домой мешками, приносили фотографии «моих» детей. Сначала одного, потом другого, потом их стало десять, пятнадцать. Супруга с этим уже смирилась. Масса слухов вокруг меня возникала. Моя работа -играть вот таких героев. А на самом деле в жизни я отличаюсь от своего экранного образа. Все сравнения с мачо я уже миновал. Все эти рейтинги, кто у нас самый крутой, самый сексапильный, они уже проходят мимо меня. Но я все равно знаю, что я круче всех!

Черная шляпа - неотъемлемая принадлежность вашего имиджа. Она давно появилась?

Шляпа возникла, когда я начал выходить на сцену и петь романтические песни. Это было связано прежде всего с песнями из «Мушкетеров». Можно было брать с собой шпагу и ботфорты, плащ и шляпу, и я одно время так и выходил. Потом мне все это хозяйство таскать с собой надоело, и осталась только одна деталь, подчеркивающая характер песни. А потом, когда я перестал надевать шляпу, меня начали спрашивать: «Михаил Сергеевич, а почему вы сегодня без шляпы?» Мне это надоело, и я начал ее носить практически постоянно.

Вы постоянно ходите с гитарой, это что за инструмент?

Это не самая крутая гитара, просто очень хорошая 12-струнная немецкая акустическая гитара. Вот дома у меня есть серьезные гитары. Я вообще битломан и купил все те гитары, на которых играли «битлы». Я их покупал в Америке, в хороших магазинах, они достаточно дорогие - от 4 до б тысяч долларов. У меня есть своя рок-группа «Силвер», мы даже пластинку выпустили. Но мы не занимались шоу-бизнесом, все делалось в подвале. Сейчас наш басист Саша Федоров, один из основных солистов группы, уехал на ПМЖ в Канаду, поэтому группа обескрылена. Хотя иногда мы сами для себя собираемся, например, на дни рождения Джона Леннона или Пола Маккартни.

Вы сибарит: трубку и сигару курите?

У меня есть и сигары, и трубки. Но поскольку времени постоянно не хватает, то в основном я курю сигареты.

Выпиваете?

В основном водку. И главное, чтоб была не паленая. Чтобы утром можно было проснуться.

А чем вы увлекаетесь кроме театра и кино?

Времена сейчас непростые. И надо найти что-то, что отвлечет от достаточно банальных жизненных коллизий. Я увлекаюсь самыми простыми вещами: читаю книги умных людей, в основном труды эллинистов, перипатетиков, мне это интересно. Несмотря на то что философия сегодня шагнула далеко вперед. Мне нравится Зенон, мне нравятся стоики, нравятся Перрон, Аристотель, Сократ.

Умные люди всегда в дефиците, я раньше философию не изучал, а сегодня для меня открылось какое-то новое дыхание. Философские труды Льва Толстого читаю, он удивительный философ, во многом он не прав, но при этом настолько убедителен и интересен, что невозможно оторваться от его «Дневников», от его полемических книг. Меня более всего сегодня и интересуют такие диалоги, философские споры, это своеобразная зарядка для ума. Никакого толку от философии нет. Сегодня мы живем в век прагматизма.

Я тоже хотел бы забраться в бочку, как Лиоген, найти какую-нибудь собственную философскую категорию и развивать ее своими куриными мозгами, получая от этого удовольствие. И чтоб были друзья. Недавно прочел в одной книге, что хороший зритель тот, который умный, интеллигентный и немножко подшофе. И друзья должны быть такими же: интеллигентными, умными и слегка поддатыми.

Писать сами не думаете?

Мне стыдно даже думать на эту тему. Сегодня в нашей стране все либо стали писателями, либо хотят ими стать. Я бы, может, тоже написал, но мне стыдно. В этом деле нужно быть профессионалом. А я далеко еще не профессионал в театре и в кино, у меня пока что и на этом поприще хватает проблем.

А где вы любите отдыхать?

Я люблю отдыхать на Мальдивских островах. Это наиболее интересный для меня отдых, когда рядом никого нет, зато поблизости потрясаюший пляж, чистейший океан. В свое время я спросил у Леонида Ярмольника, который в части отдыха большой специалист: «Куда бы мне поехать с семьей?» Он посоветовал поехать на Мальдивы. Я не имел понятия, что это такое, но когда туда приехал, то подумал, что просто попал в рай. И я очень благодарен Лене за совет.

Дайвинг, как Макаревич, не практикуете?

Ни в коем случае! Это опять же спорт. А я на отдыхе люблю лениться. Ничего не делать: пить пиво, лежать под пальмой. Три метра до ресторана, метр до воды, чтоб можно было развалиться, ничего не делая, как морской котик.

А в России где отдыхаете?

В основном у себя на даче. Она находится в 50 км от Петербурга, в закрытом актерском поселке. Там живут очень милые люди, в основном работники культуры, и общение с питерской интеллигенцией составляет прелесть этого отдыха.

А в экзотических местах, связанных с мировой историей, бывать приходилось?

Для меня самая интересная страна - это Италия. Рим, Венеция, Флоренция. Был в экзотической стране, очень от нас далекой, Гваделупе. А так был в Париже, Лондоне... Все это очень красивые города, которые можно познавать бесконечно, каждый раз открывая для себя что-то новое. Кстати, очень хорошая страна - Россия. Санкт-Петербург -потрясающий город. Рекомендую.

Город-музей, в котором вы имеете счастье жить...

Да, иногда недооцениваешь той прелести, того счастья, что живешь в этом удивительном городе. А ведь многие иностранцы платят сумасшедшие деньги, чтобы побывать в Петербурге. А я там живу: почти на Дворцовой площади.

В завершение разговора - что хотите пожелать своим поклонникам?

Пусть каждый живет, как он хочет. У нас демократия. Но возвращаясь к затронутой вами серьезной теме кино и сериалов, которые смотрят ежедневно миллионы людей... Ладно бы взрослые, мне детей жалко. Люди сегодня должны понять, что есть замечательная альтернатива - книги. И их надо читать. Все-таки в нашей памяти остаются не сериалы, а разумные мысли талантливых писателей. Поэтому надо приучать детей к чтению -телевизор и интернет не должны убить для них литературу. А в выборе кино и телепродукции, конечно, нужно быть более избирательными. Научиться отделять зерна от плевел.

Беседовал Евгений Данилов (2013 г)

 456

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий