Биография, история жизни знаменитых людей - артистов, актеров, писателей, композиторов, и других известных деятелей

Гораций - биография, история жизни поэта

Квинт Гораций Флакк
Имя: Квинт Гораций Флакк (Quintus Horatius Flaccus)

Дата рождения: 8 декабря 65 г. до н.э.

Дата смерти: 27 ноября 8 г. до н.э.

Возраст: 56 лет

Место рождения: Веноза, Италия

Место смерти: Рим, Италия

Деятельность: древнеримский поэт

Семейное положение: не был женат




Гораций - биография

Квинт Гораций Флакк начал жизнь сыном раба, продолжил ее нищим изгнанником, а закончил первым поэтом Рима и любимцем императора. Создав латинскую лирическую поэзию, из которой выросла и вся европейская, Гораций вполне заслужил памятник «прочнее меди и выше пирамид», о котором писал в своей знаменитой оде.

Среди множества крылатых фраз, которыми мы обязаны горацию, есть выражение aurea mediocritas - «золотая середина». Сегодня его часто понимают как «посредственность». Но прежде оно означало совсем другое: умеренность во всем, почитание традиций, доброе отношение к людям независимо от их положения. Такая «золотая середина» была найдена Горацием, поэтому его стихи были популярны много столетий, а он сам остался единственным римским поэтом, чьи творения сохранились полностью и о чьей жизни мы знаем довольно много, - правда, в основном из его же строк.

Поэт родился в 65 году до н.э. в городе Венузия на юге Италии. Прежде там жил народ самнитов - возможно, к нему принадлежали и предки Горация, обращенные в рабство после римского завоевания. В годы гражданских войн, терзавших Римскую республику почти целое столетие, многие рабовладельцы бежали или разорились, дав (а чаще - продав) свободу своим рабам.

Одним из таких вольноотпущенников стал отец Горация, которого поэт называл «бедным честным крестьянином». Однако историк Светоний говорит, что Гораций-старший торговал соленой рыбой и часто «вытирал нос рукавом»: эта фраза означала не только то, что он был плохо воспитан, но и что обманывал покупателей. Однако к жене, чье имя до нас не дошло, и сыну торговец относился на удивление преданно - когда Квинту исполнилось семь лет, отец повез сына в Рим, чтобы дать ему хорошее образование.

Вечный город встретил провинциалов невиданным шумом и суматохой. Сняв жилье в одном из доходных домов, отец отвел Квинта в школу ритора Орбилия, которого звали «драчуном», - ни один урок у него не обходился без порки тех, кто невнимательно слушал или плохо отвечал. За пять лет в мальчика буквально вколотили умение читать и писать не только на латыни, но и по-гречески. Школьники учили наизусть эллинских классиков и их еще неумелых римских подражателей. В школу Горация провожала целая свита - двое рабов и отец, который терпеливо сидел в классе - правила это позволяли - и смотрел, не отлынивает ли сын от учебы.

В 14 лет гораций окончил школу, но учитель, заметив талант юноши, посоветовал ему продолжить учебу в знаменитой афинской академии, основанной Платоном. отцу пришлось поднапрячься и отправить сына в Грецию. Поэт с ностальгией вспоминает, как бродил по академическим садам с друзьями и наставниками, рассуждая о высоких материях. По заветам мудрецов ученики закаляли не только дух, но и тело - в Академии имелись беговая дорожка, бассейн и палестра для гимнастических упражнений.

Там учили философии, математике и музыке, но Гораций не слишком любил эти предметы, зато взахлеб читал в местной библиотеке сочинения древних поэтов. В то время в Греции господствовала Александрийская школа с ее словесной пышностью и неприкрытой эротикой, в том числе гомосексуальной. Молодой провинциал был от нее не в восторге, предпочитая простые и выразительные оды Алкея, Анакреонта, Пиндара, которым подражал в ранних стихах. Кроме поэзии, он любил наряды, вино, девушек.

Веселую жизнь Горация прервала новая гражданская война. Юлий Цезарь, всесильный диктатор Рима, был убит заговорщиками во главе с Брутом и Кассием. Соратники Цезаря Октавиан и Антоний захватили власть в столице и отправились в Грецию, где мятежники собрали сильное войско. Их лозунг - защита республики от тирании - привлек многих римлян, в том числе и Горация. В армии Брута он стал трибуном, командиром одной из входивших в легион когорт, что было довольно странно для студента без всякого военного опыта.

Осенью 42 года до н.э. армии республиканцев и их противников встретились у Филипп; в кровавой битве Брут и Кассий были разбиты и бросились на меч, чтобы избежать плена и казни. Гораций спасся, «бросив щит не по-ратному» и спешно покинув поле боя. Как и все мятежники, он был объявлен вне закона, но в следующем году Октавиан, ставший хозяином Рима, объявил амнистию, что позволило изгнанникам вернуться домой.

Отец Горация к тому времени умер, его дом был конфискован. Пришлось поэту - «с подрезанными крыльями и упавшим духом» - наняться на мелкую чиновничью должность. Днем он составлял финансовые отчеты, а по вечерам писал стихи. Его творчество началось с сатир, в которых он не бранил современников, как желчный Ювенал, а мягко указывал на их недостатки, притом в безупречном стиле. Скоро его заметили видные поэты Вергилий и Варий, близкие к Октавиану. Император желал преобразовать не только власть, но и общество, в котором за годы смут мораль пришла в полный упадок.

На ее укрепление Октавиан планировал мобилизовать поэтов, чем и занялся его «министр культуры» Гай Цильний Меценат. В 38 году до н.э. друзья представили Горация этому могущественному вельможе, но тот ждал целых девять месяцев, прежде чем приблизить его к себе. Зато, приблизив, тут же осыпал милостями: познакомил с Октавианом, а потом взял вместе с другими поэтами на курорт Брундизий, где к их услугам были отборные яства и прелестные рабыни. По возвращении Гораций выпустил свою первую книгу - если можно назвать так свиток папируса, переписанный в 20-30 экземплярах, - конечно же, посвятив ее Меценату.

Книга называлась «Сатиры» - не в честь похотливых козлоногих божков, а по названию блюда с разными плодами, приносимого в жертву богам. Свой жертвенный «салат» Гораций создал из описания самых разных людях - сенаторов, торговцев, моряков, горшечников, - обличая присущие им пороки: корыстолюбие, жадность, злобу, хвастовство. При этом он критиковал своего предшественника, создателя римской сатиры Луцилия, чьи стихи «текут мутным потоком». Сам он шутит над героями беззлобно, не издеваясь над ними, а по-доброму посмеиваясь: ведь от их недостатков страдают прежде всего они сами. Указывая римлянам на их недостатки, он учит их жить скромно, в согласии с природой.

Оценив поэтический дебют Горация, император предложил ему стать своим личным секретарем, но поэт осторожно отказался. На его счастье Октавиан еще не укрепил свою власть и не мог разбрасываться талантами. Гораций сохранил и его милость, и дружбу Мецената, который осыпал его дарами, в числе которых была и вилла в Сабинских горах, куда любивший сельскую жизнь поэт уезжал при каждом удобном случае. Но случаи были редкими: Меценат старался не отпускать своего любимца далеко. Они даже участвовали вместе в морском бою при Акции в Египте, где Октавиан разбил своего бывшего соратника Антония.

После этого император принял новое имя Августа и фактически упразднил республику, сохранив лишь ее внешние формы. Главным поэтом новой империи стал Вергилий, но Горацию досталось бесспорное второе место: если автор «Энеиды» считался «поэтом для богов», то его младший друг писал стихи для людей. Он выпускал одну книгу за другой: «Эподы», несколько книг «Од», послания друзьям и покровителям. Главным их содержанием была жизнь обычного человека - то есть самого поэта, - из которой невзначай выводился глубокий смысл. Гораций подробно описывал свой распорядок в Риме. сочинение стихов, походы в гости, игра в мяч, баня, прогулки.

Такая жизнь нравилась ему, но еще больше он любил свою виллу: скромный домик с садом, маленькое поле, ручей и участок леса. Хозяйством и домом занимались восемь рабов, но поэт и сам любил копаться в земле и жаловался, что в горах ничего толком не растет. Вилла располагалась не слишком далеко от рима, и к горацию часто приезжали друзья. «Пока я в уме, ничего не сравняю я с другом!» - восклицал он. Хоть он и уверял, что может напиться «как варвар», но пил главным образом разведенное по греческому обычаю вино, закусывая фигами, дичью и лепешками. Когда на пирах возникали ссоры, разумными речами разнимал драчунов.

Гораций так и не завел ни жены, ни детей: он слишком привык к одиночеству, чтобы делить с кем-то свой любимый дом. Его подругами были гетеры: непокорные, опытные в науке любви, не чуждые поэзии. Им посвящены многие его стихи с на удивление похожими сюжетами: он обожает возлюбленную, но та уходит от него к молодому красавцу, который, в свою очередь, бросает ее, позволяя отвергнутому поэту злорадствовать. В диалоге с красавицей Лидией он хвастается своей новой любовью к фракийке Хлое, «искусной в пении и игре на цитре», а она - страстью к юному Калаю, который, правда, не слишком-то любит ее, и беден, и не талантлив...

Хлою сменила прекрасная и коварная Барина, ее - нежная Филлида, которую поэт объявил своей последней любовью - «Больше не влюблюсь ни в кого!», но она все-таки предпочла ему некоего Телефея. Гораций в стихах предупреждает, что Телефей увлечен «другой девицей, бойкой, богатой». Не помогло, и поэт, забыв про обещание, связался с юной Неэрой, которая «гибкими руками» обвивала его «тесней, чем плющ ствол дуба высокий», а потом тоже изменила. Другому все это разбило бы сердце, но для Горация стало всего лишь поводом для стихов - совершенных и холодных, как его любимые горы. Возвышенным страстям он предпочитал постельные игры - говорили, что в спальне он увешал стены и потолок зеркалами. Carpe diem, «лови день» - говорил он, призывая жить полной жизнью, не откладывая ничего на потом.

Последней его любовью была гетера Филлида, которая, как и прежние возлюбленные, охотно дарила поэту ласки, но в то же время любила другого. Капризных жриц любви можно понять: Гораций был невысок ростом, пузат, рано облысел. Как-то Август, получив от него в дар рукопись, пошутил, что она такая же пухленькая, как ее автор. Однако исправно платил любимому поэту золотом, позволявшим покупать любовь и прочие земные радости. Когда Горацию перевалило за сорок, он совсем оставил Рим, перебравшись на любимую виллу.

Вскоре он купил вторую, в фешенебельном Ти-буре, но там только принимал почетных гостей вроде Мецената. Гонорары его поднимались тем выше, чем меньше он писал; он сам ругал себя, что берется за перо не чаще четырех раз в год. На его стихах выросли молодые поэты вроде Овидия, начавшие потихоньку ругать мэтра за конформизм, в то время как консерваторам он, напротив, казался слишком дерзким.

После смерти Вергилия Гораций был признан первым поэтом Рима, и ему поручили написать гимн для церемонии «обновления века», которая отмечалась в 17 году до н.э. Гимн был исполнен в храме Аполлона перед самим императором, который был так доволен, что тут же заказал автору оду в честь своих пасынков Тиберия и Друза, одержавших победы над германцами. Горацию пришлось взяться за хвалебные вирши, хотя его привлекала теория литературы, желание объяснить современникам, как надо писать стихи, прозу и даже трагедии.

Свои советы он изложил в послании к друзьям-аристократам Пизонам, известном под названием «Об искусстве поэзии». Одним из вопросов, которые он исследовал, была цель поэзии: должна ли она быть полезной или только доставлять наслаждение? Верный правилу «золотой середины», Гораций родил еще один афоризм: необходимо сочетать приятное с полезным. Он считал, что самый талантливый стихотворец не может стать полноценным поэтом без учебы у классиков, прежде всего у греков.

Создав произведение, он должен девять лет работать над ним, прежде чем опубликовать. При таком ответственном отношении к творчеству он создал немного произведений, но все они вошли в золотой фонд мировой поэзии. Прежде всего, конечно, это знаменитый «Памятник» - 30-я ода, которую только на русский язык переводили 18 поэтов. Самый известный, но очень далекий от оригинала, принадлежит Пушкину, самый точный - Сергею Шервинскому.

Поэт предсказывал, что память о нем сохранится, пока на Капитолии совершаются приношения богам, то есть пока жив Рим. Но срок жизни самого Горация неумолимо близился к концу. В одном из последних стихотворений он предсказывал своему покровителю Меценату, что не переживет его: «Выступим, выступим, с тобою вместе в путь последний.» Так и случилось: «министр культуры» Августа умер в сентябре 8 года до н.э., а в ноябре за ним последовал Гораций: простудился, гуляя в любимом лесу, и свалился в лихорадке. Его била такая дрожь, что он не мог подписать табличку с завещанием и устно при свидетелях объявил, что отдает все свое состояние императору. Похоронили его в Риме рядом с могилой Мецената.

После смерти Горация Август приказал изучать его произведения во всех школах как образцы стиля. На нем воспитывались будущие поэты от Ювенала до Гете, и каждое поколение находило в нем что-то свое: то вдохновенного лирика, то остроумного сатирика, то мудрого созерцателя жизни. Уже в наше время о нем вспоминал Иосиф Бродский, такой же знаменитый и одинокий. Наверное, будут вспоминать и в будущем - хотя, чтобы восхищаться памятником, не обязательно читать надписи на нем.

Автор биографии: Вадим Эрлихман

 291

понравилась биография? - поделитесь с друзьями!

Комментарии к биографии

Оставить комментарий